Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:09 

Не от мира сего

Givsen
латентный романтик | сказочный лис | страшный человек | накуривающая муза | дрочдилер | сотона
Название: Не от мира сего
Автор: Givsen
Бета: Эрроу
Фэндом: Bangtan Boys (BTS)
Персонажи и пейринги: Ким Тэ Хён/Вон Суль Хо, Мин Юн Ги
Рейтинг: PG-13
Жанр: романтика, юмор, флафф
Предупреждения: ООС, нецензурная лексика, ОЖП
Размещение: запрещаю!

Download The Eden Project Circles for free from pleer.com

Тэ Хёна любят называть сущим ребёнком. Он счастлив тем, что имеет, ведёт себя так, как считает нужным, и никогда не смущается, ведь нет ничего лицемернее, чем задавливать своё существо в угоду придуманным кем-то нормам морали.
Тэ Хён и сам считает себя ребёнком иногда, поэтому ему крайне комфортно общаться с детьми. Они искренни с ним так же, как и он с ними. Они принимают его таким, каков он есть. Поэтому нет ничего удивительного в том, что иногда он становится «не от мира сего». Зачем ему быть «от мира сего», если он, этот мир, сам какой-то не от мира?
Впервые он видит её на улице возле торгового центра.
Хёны убегают вперёд, торопясь накупить сладостей перед возвращением в общежитие, а он замирает возле большого яркого плаката с нарисованными мишками из мармелада. Рот моментально наполняется слюной, хоть ему и кажется, что есть медведей как-то не сильно хорошо, а потом сбоку раздаётся короткое:
— Блядь!
Тэ Хён дёргается и поворачивает голову. Неподалёку стоит девушка. Её лицо сосредоточено, а брови собирают глубокую морщинку на переносице. Кто-то, быть может, скажет, что она симпатичная, кто-то наоборот — просто пожмёт плечами.
Тэ Хён, мазнув по ней равнодушным взглядом, хочет просто отвернуться и пойти по своим делам, оставив этот эпизод проходным и незначительным, каких сотни случаются с ним и его друзьями каждый день. Однако тут девушка сама смотрит на него — мимолётно, быстро, вскользь, чтобы затем снова уставиться в экран слишком большого для её рук смартфона, и в этот же момент его будто пригвождает к месту, потому что у неё оказываются потрясающе красивые глаза, похожие на две влажно поблескивающие маслины.
Тэ Хён невольно сглатывает, подумав про мармеладных мишек, сладости в руках хёнов и вкусные салаты. Ему неожиданно очень сильно хочется есть.
— Твою же… — выдыхает тем временем девушка и, запрокинув голову, беспомощно стонет, обращаясь то ли к козырьку над дверью, то ли к высшим силам.
Его губы трогает улыбка.
— Вам помочь? — Он подкатывается к ней внезапно и осторожно, потому что, мало ли, вдруг эта девица — одна из той прослойки многочисленных АРМИ, которые временами пугают своей чрезмерной любовью к их группе даже беззлобного контактного Тэ Хёна.
Но когда девушка поворачивается и снова смотрит на него уже более осмысленным взглядом, с души падает невероятно огромный камень. Она попросту не узнаёт знаменитого Ви из группы BTS — видимо, он действительно хорошо маскируется от фанатов.
Тэ Хёна на миг переполняет гордость, а затем ледяной тон девушки возвращает его с небес на землю:
— Спасибо, не нужно.
Она отводит взгляд и раздражённо тыкает пальцем в дисплей, но смартфон по-прежнему не реагирует на назойливые попытки достучаться до его электронного сердца. И Тэ Хён, не в силах справиться с любопытством, всё-таки делает шаг вперёд и заглядывает поверх её плеча.
Девушка, ощутив у самого уха дыхание, вздрагивает и порывисто отстраняется. Её красивейшие тёмные глаза сужаются, а рот кривится от злости.
— Вы извращенец, что ли?
Тэ Хён, округлив глаза, ошеломлённо моргает, ведь его так ещё ни разу не называли, а затем смеётся. Девушка на проверку оказывается намного занятнее, чем он подумал изначально.
Обезоруживающе улыбнувшись, он говорит:
— Я могу помочь, у меня точно такой же телефон. Был. Мир его праху.
Настороженный взгляд девушки не смягчается ни на йоту, однако свирепая ухмылка всё-таки пропадает с губ, что не может не радовать.
— Чувствую, мой тоже скоро окажется в цифровом раю. И убью его я. Вот прямо сейчас.
— Это лишнее, — качает головой Тэ Хён. — Мой телефон умер только из-за моей криворукости, а так — очень даже удобная в пользовании машинка.
— Почему тогда вы не купили себе такой же? — хмыкает девушка, и Тэ Хён, обрадовавшись завязавшемуся диалогу, одним ловким движением выуживает из кармана широких штанов телефон, один в один похожий на её собственный, только с серым корпусом. И с чудовищно потрескавшимся дисплеем.
— Купил, — с гордостью говорит он. — Правда, и этот скоро отправится к первому, но, боюсь, в этом я бессилен. Мои руки иногда живут отдельно от тела.
Девушка ошеломлённо моргает, а затем окончательно расслабляется. Из её глаз пропадает уничижительное презрение, а брови снова сосредоточенно ползут к переносице. Кажется, у Тэ Хёна всё-таки получается разбавить атмосферу недоверия. Правда, он пока сам не до конца понимает, зачем ему это.
— Никак не могу разобраться с интерфейсом, — буркает девушка, поджав губы. — Сделала фотографию и не могу её найти. Уже всё облазила.
Тэ Хён понимающе кивает.
— Можно? — Он вопросительно приподнимает бровь, и девушка с явной неохотой отдаёт ему свой мобильный.
Видимо, доверять человеку, который уничтожил аналогичный телефон и теперь старательно добивает второй, действительно сложно. И Тэ Хён вряд ли может её осуждать за это.
— Галерея тут спрятана очень хорошо. — Он в несколько нажимов открывает нужную папку, и девушка поражённо ахает, когда на дисплее выпадает меню с фотографиями. — Зато есть шанс, что никто посторонний не докопается до всякого компромата.
Подмигнув, он отдаёт ей телефон и, поймав благодарный взгляд, слегка смущается. Он так давно не общался на улице просто так, без обязательных фото с фанатами, автографов и воплей «Ви, я люблю тебя», что чувствует себя сконфуженно и некомфортно, но вместе с тем очень радостно. Ему, на самом деле, немного не хватает обычной жизни. Изредка.
— Хён! — окликают сбоку, и Тэ Хён, вспомнив, наконец, зачем он тут, поворачивает голову.
У выхода из кафе топчется Чон Гук, доверху нагруженный бумажными пакетами, чуть поодаль от него стоят Сок Джин и Юн Ги. Последний, к слову, очень выразительно хмурится, глядя на Тэ Хёна.
— Ой, мне пора, — бормочет он.
Девушка кивает. Мельком посмотрев в сторону ожидающих его товарищей, она пожимает плечами и вдруг улыбается. Легко и непринуждённо, и у Тэ Хёна сладко тает что-то внутри.
— Спасибо за помощь. И… — Она в замешательстве отводит взгляд. — Извините за извращенца.
Тэ Хён, прыснув, смеётся. Он и думать про это забыл, но раз уж девушка чувствует себя виноватой…
— Ничего страшного. — Взмахнув рукой на прощание, он убегает к микроавтобусу, в котором уже сидят друзья, и забирается в салон с мыслями, что настолько красивые глаза наверняка будут ещё долго приходить ему во снах.
Однако забывает он и о девушке, и о пленивших его «маслинах» практически сразу, как хлопает дверца.

***

Вторая встреча происходит на концерте. Вернее, после него.
Тэ Хён — взмокший, задыхающийся, чувствующий приятную усталость в мышцах — ныряет в узкий коридор, ведущий к служебным помещениям, пока парни из группы переодеваются, попутно обмениваясь впечатлениями, и торопливо идёт к уборным. Однако когда рука уже тянется к небольшой щеколде, дверь распахивается с таким треском, что он едва успевает отскочить в сторону, чтобы не получить по носу. Из небольшой узкой комнатки, можно сказать, выпадает жутко растрёпанная девица — зацепившись каблуком туфли за порожек, она практически виснет на двери, озвучив это коротким ёмким:
— Блядь!
И Тэ Хён с сомнением хмурится, ощутив острый укол дежа-вю.
Распрямившись, девица прижимает ладонь к расползшейся по её блузке огромной оранжевой кляксе, снова ругается, затем поднимает взгляд, и тут его словно током бьёт, потому что эти глаза моментально воскрешают в нём воспоминания: мармеладные мишки, глупый смартфон и маслины. Вкусные, заманчивые, невероятно красивые.
— Ой, привет, — вырывается у Тэ Хёна раньше, чем он успевает подумать.
— Здрасьте, — ошеломлённо моргает в ответ девушка. Она прищуривается, поджимает губы и внезапно спрашивает: — А вы кто?
Тэ Хёну кажется, что эти слова хлёсткой пощёчиной дёргают голову. Да, он мокрый как мышь, в огромнейшей белой футболке, на которой живого места нет от пятен пота, да, он всколоченный, со слегка размазавшимся макияжем в уголках глаз и вряд ли сейчас напоминает свой дикий сценический образ, от которого взахлёб ревут фанатки. Но он же всё ещё он, так что должен быть вполне узнаваемым даже в таком виде…
Так ведь?
Однако вместо хвастливого: «Я — Ви, член группы BTS! Ослепла, что ли?» у него вырывается невнятное:
— А я тебе со смартфоном помогал где-то с месяц назад. У торгового центра. Помнишь?
Девушка округляет глаза, и рот Тэ Хёна снова наполняется слюной. У него нет определённого идеала внешности, поэтому он едва ли может оценить её с точки зрения соответствия параметрам, однако её взгляд мурашками врывается прямо в душу, и Тэ Хён как никогда сильно ощущает себя ребёнком.
— А! — Она радостно хлопает в ладоши, настороженность пропадает из её глаз. — Точно!
Тэ Хён сконфуженно улыбается. Вот тебе и звезда, кумир школьниц, общепризнанный красавчик. В стенах концертного зала после непосредственного выступления не узнают — с ума сойти.
Парни засмеют.
— Спасибо за помощь ещё раз. — Девушка учтиво кланяется ему.
Тэ Хён усмехается, ощущая зуд между лопаток. Это, наверное, первый раз за целую уйму времени, когда он не понимает, как себя вести. И внутренний голос как назло молчит.
— Подружилась с телефоном?
— Душа в душу теперь живём, — кивает девушка и, спохватившись, протягивает руку. — Меня, кстати, Вон Суль Хо зовут.
— Ким Тэ Хён, — он сжимает её прохладные пальцы горячей вспотевшей ладонью, — приятно познакомиться.
Улыбнувшись, Суль Хо неловко переступает с ноги на ногу, дёргает плечом и интересуется:
— Ты тоже на концерт пришёл, да?
Тэ Хёна опять бьёт по лицу её словами. Странное ощущение — вроде и обидно, и смешно.
— Ну… как бы тебе сказать…
— Меня вот подруга притащила, — говорит она, видя его замешательство. — За компанию, потому что ей, видите ли, было одиноко. Хотя, думаю, она просто хотела на ком-нибудь висеть время от времени, когда её любимый исполнитель появлялся в опасной близости от края сцены. Все ноги мне оттоптала, блин.
В груди Тэ Хёна замирает огромная ледяная глыба.
— А кто её любимый исполнитель? — торопливо спрашивает он.
Суль Хо снова дёргает плечом.
— Понятия не имею. Я не особенно интересуюсь айдолами, так что весь концерт прозалипала в интернет. Но, хочу заметить, ссытся она будь здоров. Хотя было бы от чего, называется.
Губы Тэ Хёна тянет жутковатая улыбка. Он впервые с таким сталкивается. Как следует поступить? Может, стоит открыть ей глаза?..
Да, лучше всего так и сделать.
— А я ведь… — начинает он, но осекается на полуслове, потому у Суль Хо начинает трезвонить телефон.
— Извини, — виновато бормочет она и отвечает на звонок. С минуту она слушает истошные вопли из динамика, затем буркает что-то неразборчивое и крайне сердитое и снова поворачивается к нему. — Мне пора, а то подруга уже обыскалась.
Тэ Хён несколько озадаченно кивает. Его не покидает мысль, что происходящее ему снится. Не бывает ведь столько случайностей одновременно. Либо он каким-то хитрым способом утянул фатальное везение Чи Мина, позволяющее тому влипать в забавные ситуации с завидным постоянством.
— Увидимся ещё? — улыбается он.
Суль Хо изумлённо вздёргивает бровь.
— Вряд ли. — Она отвешивает ему очередной поклон и убегает, оставив после себя только тонну недоумения и железобетонную уверенность.
Они обязательно ещё встретятся — Тэ Хён в этом почему-то не сомневается.

***

К моменту третьей встречи проходит около полугода.
На улице стоит дождливая и отчего-то жутко холодная осень, прохожие льнут друг к другу под зонтиками, а Тэ Хён бредёт, натянув кепку до самого подбородка, и слушает в плеере очередной сингл их группы, попутно воскрешая в памяти вызубренную до мельчайших деталей хореографию. У них на носу концерт, который надо отработать не на сто — на двести процентов, так что он немного нервничает и никак не может усидеть на месте. Хёны ему только удивляются.
В небе грохочет гром, тяжёлые тучи, кажется, давят на макушку, и когда Тэ Хён поднимает голову, чтобы встряхнуться, попутно повторив всплывший в голове жест из танца, он натыкается взглядом на Суль Хо. Она стоит на бордюре фонтана под проливным дождём без зонтика и смотрит куда-то вдаль. И если бы она в этот момент находилась на крыше небоскрёба, Тэ Хён подумал бы, что она собирается прыгнуть.
Остолбенев, он тратит пару мгновений на искреннее изумление превратностям судьбы, а затем в несколько шагов оказывается возле фонтана. Суль Хо не замечает его появления. Она дрожит, стиснув руки в кулаки, а на её коже проступают мурашки. Тэ Хёну становится холодно от одного только взгляда на неё, поэтому он складывает ладони рупором, чтобы перекричать ливень и играющую в наушниках музыку, и гаркает:
— Вон Суль Хо!
Суль Хо вздрагивает, хмурится и поворачивает голову. Прищурившись, она стирает с лица воду, чтобы лучше видеть, и сжимает губы. Тэ Хёну приходится повыше задрать кепку, чтобы она могла разглядеть его лицо. Глаза, обрамлённые мокрыми слипшимися ресницами, округляются, а губы приоткрываются. С них тут же слетают глухие, тонущие в немоте звуки.
Тэ Хён на секунду замирает, пытаясь осознать, почему он ничего не слышит, а затем вспоминает про всё ещё включенный плеер. Досадливо цыкнув, он щёлкает кнопкой, выдёргивает наушники и улыбается.
— Ты чего тут стоишь?
Суль Хо улыбается ему в ответ. Только не светло, не тепло и не солнечно. Она улыбается так, как улыбалась бы, стоя на крыше небоскрёба.
Распрямившись, она вдыхает полной грудью и неожиданно громко говорит:
— Люблю дождь!
Тэ Хён только рот распахивает в немом изумлении. Эта девушка действительно кажется ему странной, поэтому не менее странный вопрос срывается с его губ в то же мгновение:
— А он тебя?
Суль Хо опять хмурится. Она качает головой, крепче стискивает кулаки и роняет:
— А он — свинья. Он никого не любит.
Тэ Хён ахает от звучащей в её голосе горькой обиды. Не сказать, конечно, что он настолько хорошо знает эту девушку, чтобы судить о её типичном или не очень поведении, но так сильно люди «любят» дождь только в одном случае — когда кто-то другой не любит их в ответ.
— Вон Суль Хо! — собрав весь голос в груди, чтобы он звучал басовитее и внушительнее, произносит Тэ Хён. — Идём со мной!
Суль Хо моментально прячет руки за спиной, из-за чего ему становится смешно, и настороженно спрашивает:
— Это ещё зачем?
— Хочу показать тебе, что дождь тоже умеет любить, — лучезарно улыбается он.
Суль Хо разражается смехом — грустным, кашляющим. На улице и без того пронзительно холодно, а от её хохота температура, кажется, падает ещё сильнее.
Тэ Хён, не выдержав, протягивает руку.
— Идём, — изо всех сил стараясь растопить распространяющийся вокруг них мороз, говорит он.
И Суль Хо сдаётся. Она закрывает глаза, вздыхает и с видом, будто ей больше нечего терять, касается мокрыми дрожащими пальцами его ладони. Тэ Хён невольно усмехается, поняв, что они снова холодные, как и в тот раз, возле уборной в глубине коридоров.
Они идут по промозглым улицам квартал за кварталом. Позади остаются прохожие, которые с лёгким оттенком недоумения смотрят вслед странной промокшей парочке, но Тэ Хёну действительно всё равно, потому что к посторонним взглядам он давно привык, а Суль Хо просто не обращает ни на кого внимания. Её рука дрожит в его ладони, и Тэ Хёну хочется поскорее отвести её в тепло, но для начала надо очутиться там, где нет всепоглощающей тоски.
Это место когда-то давным-давно показал Тэ Хёну Шуга-хён. Он привёл его на крышу этого здания, предварительно подперев дверь на чердак камнем, чтобы она не захлопнулась, и сказал, что тут проще всего думать. Зачем именно он это сделал, Тэ Хён, признаться, до сих пор не особенно понимает, ведь у него не бывает проблем ни с мыслями, ни с фантазией. Однако в тот момент он предпочёл промолчать. Может, что-то было в его поведении или в душе такое, что даже хён забеспокоился. Ведь фан-сообщества порой бывают беспощадны к своим кумирам. Даже к таким, как Тэ Хён.
Мимо внимательного охранника удаётся проскользнуть без проблем. Тэ Хён крадучись просачивается сквозь длинный узкий коридор, затем ныряет на лестницу и, ни на секунду не выпуская из ладони пальцев Суль Хо, выскакивает на крышу. Здесь так же мокро, как и внизу, однако тут, ближе к небу, дождь воспринимается совершенно иначе.
Тэ Хён разжимает руку и практически бегом подлетает к краю крыши. Испуганный вскрик Суль Хо толкает его в спину, однако когда до неминуемого падения остаётся всего ничего, он замирает, стаскивает с головы кепку и отшвыривает её в сторону. Раскинув руки, он подставляет лицо непогоде и хохочет как ребёнок, потому что нет ничего ласковее момента единения с чем-то сокровенным.
Дождевые капли беспощадно хлещут Тэ Хёна по щекам и лбу, они разбиваются о его нос и попадают в рот, но его это ничуть не смущает, потому что именно в этот момент он чувствует именно то, что люди привыкли называть счастьем.
— Ты совсем спятил?! — рявкает Суль Хо, хватая его за рукав основательно вымокшей толстовки. Она дёргает его на себя, и Тэ Хён с готовностью поворачивается, сгребая её объятия.
— Вот видишь, Суль Хо-я! — перекрикивая ливень, голосит он. — Дождь любит! Он действительно любит!
Дурацкий смех рвётся из горла вместе с кашлем, а Суль Хо в его руках извивается ужом, ругаясь так, как даже Рэпмону не снилось. Однако это не портит прекрасности момента, потому что Тэ Хён внезапно ловит себя на мысли, что его самого, оказывается, нестерпимо тянуло именно сюда последние несколько дней.
Шуга-хён прав — тут действительно очень хорошо, какая бы погода ни стояла на улице.
Тэ Хён чуть ослабляет объятия, когда Суль Хо потихоньку успокаивается и перестаёт вырываться. Он отстраняется, смотрит на неё несколько долгих секунд, а затем внезапно выдаёт:
— У тебя очень красивые глаза. Они похожи на маслины. И я, представляешь, никогда не пробовал маслины. Они ведь вкусные?
Рот Суль Хо округляется. Она смотрит на него, как на душевнобольного. На её ресницах дрожат капли, дождь заливает всё лицо, делая его глянцевым, почти ненастоящим, и в этот момент Тэ Хён решает, что пора бы, наверное, обзавестись своим идеалом, иначе зачем тогда вообще желать завести семью, если не думать о том, какой именно будет его супруга.
— Ты… хочешь съесть мои глаза, что ли? — ошеломлённо выдавливает Суль Хо. Её брови ползут к переносице, а в тёмных глазах-маслинах зарождается пока ещё далёкая паника.
Наверное, это действительно звучит очень странно. Особенно от малознакомого парня.
Тэ Хён, снова захохотав, мотает головой, но Суль Хо лишь сильнее хмурится.
— Ты в курсе, что на маньяка сейчас похож? — Она упирается ладонями в его грудь и с силой отталкивает от себя.
Тэ Хён, послушно расцепив кольцо рук, улыбается.
— Я не маньяк. Парни называют меня 4D-личностью. Это немного неприятно, но я, кажется, начинаю привыкать.
Суль Хо, получив возможность двигаться, почти отпрыгивает в сторону и, смерив его подозрительным взглядом, отворачивается. Его слова её, кажется, ничуть не убеждают.
Она решительно доходит до двери, кладёт ладонь на ручку и, не глядя на него, бросает:
— Спасибо за участие, но я тебя боюсь, извини.
Тэ Хён оторопело моргает. Ему становится немного обидно за такую реакцию, но, в принципе, он не сильно удивляется. Ребята из группы давным-давно уже привыкли к его поведению, а вот девушкам, наверное, настолько откровенное проявление эмоций кажется дичью.
— Суль Хо-я, — зовёт он и, когда она бросает на него настороженный взгляд поверх плеча, поднимает руки к небу, — не прыгай. Никогда. Даже если кто-то тебя не любит.
Глаза Суль Хо становятся круглыми. В этот момент она наверняка окончательно утверждается на мысли, что он — чудик.
Покачав головой, она вздыхает и дёргает на себя ручку с намерением открыть дверь, чтобы убраться подальше и от этого места, и от этого странного человека, однако та не поддаётся. Тэ Хён видит, как спина Суль Хо каменеет. Она дёргает ручку ещё и ещё раз, но положение той не меняется, будто её приварили к месту, пока они тут стояли.
И тут Тэ Хёна осеняет. Он поражённо хлопает кулаком по раскрытой ладони и произносит:
— Точно, Шуга-хён же предупреждал, что нужно обязательно подпирать дверь, чтобы та не захлопнулась.
Суль Хо поворачивается к нему в немом шоке.
— Чего? — глуповато переспрашивает она, прищурившись.
— Дверь, говорю, дурацкая, — пожимает плечами Тэ Хён. — Следовало её оставить открытой. А так, получается, мы тут застряли.
Суль Хо закрывает лицо ладонями и протяжно стонет, и так как дождь за это время успевает заметно утихнуть, превратившись из мощного ливня в неторопливую капель, Тэ Хён прекрасно слышит, как она бормочет:
— И какого же хрена ты говоришь об этом только сейчас?!
Тэ Хён смеётся. Он забыл. Ну с кем не бывает, в самом деле.
— Если дашь мне свой телефон, — говорит он, — я позвоню Шуге-хёну, он нас спасёт.
— А твой где? — настороженно спрашивает Суль Хо.
— Разбился ещё неделю назад, — охотно поясняет Тэ Хён. — А номера я помню наизусть. Пришлось выучить на всякий случай.
Одежда Суль Хо мокрая настолько, что её можно выжимать, поэтому она с трудом протискивает ладонь в карман джинсов. Когда на свет показывается телефон, Тэ Хён не может сдержать смешка — его экран покрыт змеящимися трещинами. Совсем как у него, когда они впервые встретились у торгового центра.
— Упал, — кисло поясняет Суль Хо, протягивая трубку ему.
Тэ Хён кивает и моментально набирает номер. Его телефон тоже падает. Очень часто.
— Кто это? — вместо приветствия буркает сонный голос Юн Ги.
— Шуга-хён, — радостно отзывается Тэ Хён, — помнишь, ты водил меня как-то на своё любимое место на крыше?
По ту сторону эфира на несколько мгновений становится подозрительно тихо, а затем Юн Ги очень выразительно вздыхает:
— Твою мать, ты же не хочешь сказать, что застрял?
— Именно, — подтверждает Тэ Хён. — Вытащишь меня?
— Ты пиздец, — мрачно выносит вердикт Юн Ги и, судя по звукам, встаёт. — Я скоро буду, не вздумай сигать вниз.
— Обижаешь, я же не придурок какой-нибудь, — тянет Тэ Хён, но Юн Ги прерывает его рыком:
— Нет, ты именно что придурок! Жди, сказал! — И отключается.
Тэ Хён протягивает Суль Хо телефон и весело улыбается:
— Нас скоро вытащат.
Суль Хо снова смотрит на него, как на умалишённого.

***

С момента приключения на крыше проходит чуть меньше недели. Тэ Хён сидит в компании друзей из группы, они едят на ужин салат с яичной лапшой и обжаренную говядину. Обсуждение концерта прерывается взрывами хохота, новая хореография даётся с трудом, но они вкалывают как проклятые, так что усталость окупается сторицей. Хорошо ведь, когда у тебя есть шестеро людей, которые без слов могу понять, что именно ты сейчас чувствуешь.
— Кстати, — говорит вдруг Сок Джин и, поднявшись, приносит из кухни небольшую тарелку с влажно поблёскивающими маслинами, — наткнулся сегодня в магазине, не смог пройти мимо.
— Фу, — кривится Юн Ги, — ну что за гадость ты вечно покупаешь?
— Лучше бы шоколада взял! — подхватывает Чи Мин.
Нам Джун, хмыкнув, отвешивает ему подзатыльник.
— Ни одна женская общага не слышала столько нытья о толстой жопе, сколько его впитали стены нашей комнаты. Так что жуй салат и молчи.
Чи Мин оскорблённо сопит, Хо Сок поддерживает его сочувствующим смехом. И только Тэ Хён почти давится слюной при виде нового блюда. Он неловко, едва не роняя палочки, тянется вперёд, подхватывает маслину и тут же отправляет её в рот. Ему любопытно до щекотки под рёбрами, так что когда на языке появляется непривычный кисловатый привкус, в уголках глаз собираются слёзы.
— Ой, фу, — выдавливает он и улыбается, пытаясь прожевать.
— Вот и я о том же, — вздыхает Юн Ги.
Сок Джин, пожав плечами, молча добавляет в свою тарелку несколько маслин. Он вообще практически всеядный, так что не слишком приятный вкус его, кажется, совсем не волнует.
Доев свою порцию, Тэ Хён убирает тарелку в мойку, благодарит Сок Джина и стрелой кидается в комнату. Упав на кровать, он выуживает из-под подушки почти наглухо убитый третий телефон, который был куплен несколько дней назад, затем отыскивает нужный контакт и торопливо пишет:
«Я только что попробовал маслины и теперь совершенно точно могу сказать, что не хочу есть твои глаза!»
Перевернувшись на спину, он поднимает руки с зажатым в них телефоном и несколько мгновений до рези в глазах вглядывается в экран. Тот успевает погаснуть, прежде чем раздаётся тихий писк входящего сообщения. Тэ Хён вздрагивает и, уронив телефон себе на лицо, вскрикивает. Боль от удара заставляет его засмеяться.
— Хён, ты в порядке? — В комнату заглядывает Чон Гук.
Тэ Хён отмахивается от него. В данный момент ему страшно интересно, что же ответила Суль Хо.
Нажав на конверт, он в нетерпении кусает губы и, когда приложение, наконец, загружается, разражается очередным приступом смеха.
«Да откуда ты, блин, номер-то мой узнал, маньяк?!»
Тэ Хён прижимает телефон к груди и, перекатившись, с грохотом рушится с кровати. А Чон Гук, круглыми глазами наблюдающий за его поведением, лишь молча прикрывает дверь и уходит в сторону своей комнаты.
Они все считают Тэ Хёна забавным, слегка странным ребёнком, и он с ним не спорит. Ему нравится радоваться, быть искренним и с собой, и с окружающими, и если девушка с глазами-маслинами этого пока ещё не поняла, он совершенно точно хочет показать ей, каким прекрасным может быть этот мир, даже когда ты совсем не от мира сего.

@темы: фанфик, мини, Мин Юн Ги, Ким Тэ Хён, BTS

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки на колготках

главная