20:14 

Превратности

Givsen
латентный романтик | сказочный лис | страшный человек | накуривающая муза | дрочдилер | сотона
Название: Превратности
Автор: Givsen
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
Персонажи и пейринги: TYL!Ямамото/ОЖП, TYL!Гокудера/ОЖП
Рейтинг: PG-13
Жанр: романтика, юмор, AU
Предупреждения: ООС, нецензурная лексика
От автора: несколько мини-историй про Хранителей, их ассистентов и их непростые отношения.
Дисклаймер: Амано-сама

Превратность шестая

Новые туфли жали. Чудовищно, чертовски, нечеловечески жали. До такой степени, что хотелось быстренько разуться и, широко размахнувшись, выкинуть их в окно. Однако, к сожалению, она не могла это сделать: во-первых, другая пара обуви благополучно осталась дома, а во-вторых… это был мамин подарок.
Одёрнув задравшуюся из-за неровного шага юбку, Луки едва не выронила полную бумаг папку и сдавленно выматерилась сквозь зубы.
Мама обожала делать подарки. Особенно те, которые несли в себе определённый скрытый смысл, заставляющий Луки то краснеть, то глупо хихикать. При этом она ко всем свои посылкам прикладывала настолько смущающие записки, что временами Луки хотелось сменить адрес, телефон и жизнь заодно.
Последний подарок в виде неприлично красивых туфель на головокружительной шпильке мама сопроводила подписью «Попка в них будет смотреться персиком», но Луки по привычке не придала этому значения. Мама давно параноила на тему того, что её ребёнок до сих пор не обзавёлся второй половинкой, так что это стало своего рода ритуалом: мама делала намёк, Луки его демонстративно не замечала. Так и жили.
Неловко переступив с ноги на ногу, Луки заскрипела зубами и медленно заковыляла в сторону комнаты начальника, пытаясь по пути не сильно шататься. На красивую походку она уже даже не рассчитывала.
Идея надеть мамин подарок на работу постучалась в голову Луки утром с внезапностью просветления, поэтому глас разума, вякнувшего, что у неё к вечеру отвалится всё, что находится ниже пояса, она не расслышала и впёрлась в туфли, с удовольствием отметив, как замечательно они смотрятся. Кто же знал, что спустя час у неё настолько офигеют ноги, что мысль о приближающемся конце рабочего дня будет вызывать слёзы счастья?
Насколько знала Луки, у каждого сотрудника были собственные квартиры за пределами особняка, но временами приходилось ночевать прямо на рабочем месте, так что всем выделялись ещё и комнаты для личного пользования. Отоспаться немного, душ там принять…
Постучавшись в комнату Ямамото, Луки сглотнула и, не дождавшись ответа, нерешительно дёрнула ручку. Дверь протяжно скрипнула, подражая заунывной озвучке фильмов ужасов, и неспешно отворилась.
— Ямамото-сан? — тихонько позвала Луки, опасливо заглянув внутрь.
Припоминая свои прошлые визиты как в эту спальню, так и в квартиру начальника, она пыталась морально подготовиться ко всему, что бы тут ни творилось, но получилось откровенно фигово. Свет в комнате был выключен, тяжёлые шторы закрывали окно, но жуткий бардак полумрак всё равно не скрывал.
Поджав губы и неодобрительно покачав головой, Луки глянула в сторону сбитого в комок одеяла и разбросанной по кровати кучи одежды и вздохнула, ощутив себя беспардонным воришкой, но дела стояли прежде всего. Гокудера обещал лично открутить головы и Ямамото, и его помощнице, если они хоть в чём-то промедлят.
Навострив уши, Луки повернулась в сторону слегка приоткрытой двери ванной и страдальчески закатила глаза, услышав плеск воды. Выбора всё равно не было. Гокудера редко шутил, когда дело касалось работы и ответственности.
— Ямамото-сан? — Луки осторожно поскреблась в дверь и с трудом сглотнула, уловив свежие, слегка морозные запахи геля для душа и шампуня.
Шум воды моментально стих, а следом раздался звук открывающейся дверцы душевой кабинки. Сердце Луки кувыркнулось в пятки.
— Лу-чан? Это ты? — изумился Ямамото, оставшись, к счастью, за пределами досягаемости её взгляда. С него сталось бы выйти неодетым и окончательно отнять у своей нервной подчинённой способность передвигаться на подгибающихся ногах.
— Извините за вторжение, — проблеяла Луки, пытаясь открыть папку и прямо на месте огорошить его внезапными рабочими подробностями. До тех пор, пока он действительно не вышел. — Тут просто дело… очень важное дело, которое синьор Гокудера требует выполнить немедленно.
— О, это серьёзно, — присвистнул Ямамото и весело хмыкнул: — Я тут весь в пене, так что придётся минут десять подождать.
«Если через десять минут у меня не будет письменного ответа этого придурка, я повешу на его спину мишень, а тебя заставлю стрелять по ней!» — раздался в ушах звенящий от ярости голос Гокудеры.
— У нас нет десяти минут, — пролепетала Луки, шурша бумагами и тихо матеря бухгалтерию, из-за которой это всё так затянулось.
— Хм… — Ямамото задумался на секунду, а потом радушно предложил: — Тогда заходи. Я постараюсь очень быстро домыться, а ты пока озвучишь, что там хочет от нас Гокудера.
«От вас!» — мысленно поправила его Луки и мгновенно залилась краской, поняв суть его просьбы.
— Подождите, я не могу! — задушено пискнула она, но дверца душевой кабинки уже закрылась и комнату снова заполнили звуки льющейся воды.
Возведя глаза к потолку, Луки мысленно прокляла всё на свете и, зажмурившись, шагнула в слегка душное, наполненное приятными запахами и влажностью помещение. Дверь за спиной с издевательским щелчком закрылась.
— Вы… меня слышите? — Луки демонстративно повернулась спиной к кабинке и распахнула папку.
— Отлично слышу, — фыркнув от воды, подтвердил Ямамото, и она с трудом удержалась на ногах, потому что проклятые шпильки тут же поехали в разные стороны.
— Значит, так… — мрачно начала Луки, уложив папку на раковину и опершись на неё же, чтобы сохранить равновесие.
Однако закончить свою мысль она так и не смогла, потому что в попытках кратко и ёмко изложить начальнику суть проблемы она задумчиво подняла голову и моментально наткнулась взглядом на паука. Небольшого такого, восьмилапого и наверняка безобидного. Нет, Луки не была законченной трусихой и могла смело с тапком наперевес броситься в гущу врагов, но пауки… Это был кошмар и ужас детства. Шебуршащий, бесшумно ползущий по простыни и оказывающийся на лице… А потом впивающийся в кожу своими кровожадными клыками! Бр-р-р!
Самообладание Луки дало внушительную трещину. Тоненько пискнув, она оттолкнулась от раковины, чтобы максимально быстро уйти из зоны поражения, но коварные туфли испортили весь побег. Попав каблуком в крошечный стык между плитками, Луки взмахнула руками, стараясь выровняться, но тут вторая нога угодила в небольшую лужицу и падение стало неизбежным. Успев подумать, что паучья скотина наверняка триумфит, наблюдая за ней, Луки с визгом и грохотом повалилась на пол. К счастью, ничего не сломала, но приложилась головой о дверцу душевой кабинки так, что совершенно точно должны были остаться трещины — либо на черепе, либо на ребристом толстом стекле.
Заскулив, Луки обхватила ладонями пострадавшее место и скукожилась, проклиная на чём свет стоит свою неуклюжесть и мерзких членистоногих.
— Эй, ты жива? — раздалось сверху, и следом в нос пахнуло густым запахом свежести и моря.
Не успев насладиться им, Луки поморщилась от впившейся в затылок тупой ноющей боли и от того, что ей на лицо полилась вода. Много воды.
— Ямамото-сан, вы на меня… капаете… — хрипло пробормотала она.
— Чем? — с тихим смешком изумился тот и подхватил её подмышками, чтобы помочь подняться с мокрого пола.
— Не знаю! Наверное, слюнями, — огрызнулась Луки и тут же прикусила язык, ощутив себя дерзкой пятиклашкой.
— Извини, ничего не могу с собой поделать, — засмеялся Ямамото, совсем не рассердившись на ядовитый сарказм. — У тебя юбка так… привлекательно разорвалась, что у меня просто нет выбора.
— Что? — захлебнувшись болью, выдохнула Луки и приподнялась так спешно, что едва не угодила уже пострадавшей головой в подбородок Ямамото.
Юбка оказалась целой. Мокрой, правда, но целой.
— Обманщик… — пробормотала Луки и возмущённо уставилась на улыбающегося Ямамото. Затем её взгляд скользнул чуть ниже, и лицо вспыхнуло ярче любого факела, потому что по степени раздетости он сейчас был близок к стопроцентной отметке. Редкие клочки пены от геля для душа практически ничего не скрывали.
— Зато ты быстро пришла в себя, — оптимистично заявил Ямамото, ни капли не стесняясь своего вида.
— А ещё вы неодетый! — скрипнув зубами, процедила Луки и зажмурилась.
— Ну прости, — хмыкнул тот. — Одетым мыться неудобно, а ты так настойчиво постучалась в кабинку, что невежливо было бы заставлять тебя ждать. Даже ради того, чтобы взять полотенце.
Луки застонала. Голова снова взорвалась болью. Ей уже было всё равно и на работу, и на разнос Гокудеры, и на обнажённое тело начальника, который деликатно поддерживал её под локти. Луки хотела в отпуск. В очень большой, очень оплачиваемый очень отпуск. И чтобы никто до неё не доёбывался.
— Идём, — Ямамото, виртуозно изловчившись, обернул вокруг бёдер полотенце и кивнул в сторону спальни, — я тебе чай сделаю, а ты мне расскажешь, что там у Гокудеры стряслось, если потребовалось идти на такие жертвы. — Он распахнул дверь и, пропустив Луки вперёд, приподнял брови. — Кстати, красивые туфли. Тебе идёт.
«О, да, сногсшибательно выгляжу», — мрачно подумала та, глянув на своё отражение в висящем на дверце шкафа зеркале: юбка помялась и была покрыта большими мокрыми пятнами, блузка стала похожа на половую тряпку, по колготкам вдоль правой ноги тянулась стрелка.
Хотя…
Повернувшись в сторону хлопочущего над заварочным чайником Ямамото, который по-прежнему щеголял в полотенце, Луки судорожно сглотнула и, густо покраснев, отвернулась.
«Может, это того стоило…»

@темы: мини, фанфик, Ямамото, Гокудера, Katekyo Hitman Reborn!

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки на колготках

главная