Givsen
латентный романтик | сказочный лис | страшный человек | накуривающая муза | дрочдилер | сотона
Название: View
Автор: Givsen
Бета: Эрроу
Фэндом: SHINee
Персонажи и пейринги: Чхве Мин Хо/Тэн Джун Йонг
Рейтинг: PG-13
Жанр: романтика, юмор, ангст, юст
Предупреждения: ООС, нецензурная лексика, ОЖП
Размещение: запрещаю!


Cкачать ??? Tell Me What To Do бесплатно на pleer.com

Часть 1

Мин Хо нравится находиться в центре внимания. Он вообще считает себя достаточно привлекательным человеком, поэтому все направленные на него взгляды и улыбки воспринимает как должное. И хоть его это по-прежнему жутко смущает, не наслаждаться вспыхивающими внутри ощущениями он не может. Он любим, он обожаем, он востребован. Что ещё нужно для счастья?
Предложение о съёмках в новой дораме поступает Мин Хо за три дня до очередного концерта. Менеджер что-то говорит ему о сюжете, об актёрском составе, но Мин Хо куда больше заботит грядущее выступление. В конце концов, он профессионал, а ещё — обаятельный человек, с которым легко и приятно работать, так что трудностей возникнуть не должно. О чём он и говорит менеджеру, прежде чем прыгнуть в машину Джон Хёна, чтобы отправиться на генеральную репетицию. Мыслей о том, что эти съёмки будут как-то отличаться от десятков других, в его голове даже близко не возникает.
Сценарий попадает в руки Мин Хо ближе к ночи. После довольно успешного концерта парни возвращаются в своё обиталище, вяло желают друг другу спокойной ночи и расползаются по комнатам. Закрыв за собой дверь, Мин Хо кулем валится на кровать, несколько секунд сомневается, думая про душ, но быстро сдаётся. В таком состоянии он прямо там и вырубится, так что лучше оставить это дело на утро.
Приподнявшись на локтях, Мин Хо усилием воли подавляет измождённый стон, чтобы ненароком не разбудить сопящего на соседней кровати Ки Бома, находит взглядом лежащую на тумбочке объёмную папку и решает хотя бы мельком просмотреть, что за роль ему уготована в грядущем проекте. Он ведь даже не уточнил у менеджера, сколько ему заплатят и как долго продлятся съёмки. Вот же олух.
Сюжет дорамы оказывается прост и серьёзен одновременно. Главная роль принадлежит беспокойному старшему брату, сестру которого похитили и держат у себя требующие выкуп бандиты. Мин Хо приподнимает бровь, поняв, что ему наверняка придётся много бегать и изображать страдания, а также нервничать и дёргаться, ведь сестра, судя по сценарию, жутко любима и кроме неё у его героя никого нет. И хоть это достаточно проблематично в плане эмоций, ничего особенно трудного Мин Хо не видит. Приходилось вживаться в роли и посложнее.
Отложив папку, Мин Хо поворачивается на бок, некоторое время смотрит на сопящего Ки Бома, а затем всё-таки проваливается в сон.

***

На площадке Мин Хо оказывается за несколько дней до начала съёмок. Помощник режиссёра встречает его на стоянке и быстро заводит в тёмное, пропахшее сыростью помещение, в котором уже толпятся люди. Нескольких он узнаёт — приходилось уже встречаться и на сцене, и за её пределами, но некоторые оказываются практически новыми лицами.
— Мин Хо-шши! — радостно окликает режиссёр, завидев его в дверях. — Здравствуй. Наконец-то сумел вырваться?
Мин Хо, учтиво поклонившись, улыбается. Да, у него и вправду не получалось никак совместить графики шоу и возможность познакомиться с людьми, с которыми ему предстоит работать над дорамой. Но тут уж ничего не попишешь, работа — она такая.
— Извините, что не смог раньше.
Режиссёр фыркает и взмахивает рукой.
— Не бери в голову, сейчас ведь ты здесь. — Он оборачивается к остальным и торжественно объявляет: — Думаю, надобности в представлении нет, но если кто не в курсе, это — Чхве Мин Хо, исполнитель главной роли и наш будущий буксир!
Присутствующие неуверенно улыбаются, кто-то даже позволяет себе сдавленный смешок, и только Мин Хо вспыхивает факелом от смущения. Да, он, конечно, имеет некоторый опыт, но подобная грубоватая похвала выглядит немного неуместно, особенно с учётом того, сколько новичков наравне с ним будут пробовать свои силы.
Хотя от режиссёра-нима можно услышать и не такое. Им уже приходилось делить съёмочную площадку на прошлых проектах.
— Надеюсь, мы сработаемся, — спокойно кланяется Мин Хо, и остальные вразнобой кланяются ему в ответ, бормоча что-то несуразное, но жутко вежливое.
Режиссёр довольно крякает, его губы растягивает улыбка, из-за чего глаза превращаются в щёлочки. Он, на самом деле, добродушный и весёлый мужик, если, конечно, не перебарщивает. А перебарщивать он любит. Стоит только вспомнить, сколько раз он заставлял Мин Хо и Ким Сыль — его партнёршу по одному из прошлых фильмов — переделывать сцену с поцелуем. Лишь затем, когда съёмки подошли к концу, изрядно принявший на грудь режиссёр-ним поделился, что ему внезапно показалось, что Ким Сыль и Мин Хо — отличная пара, вот он и решил подсобить по мере сил. Глупая и неприятная ситуация, но что поделаешь, иногда и у вполне адекватных личностей может случиться приступ маразма.
— Итак, осталось дождаться Джун Йонг-шши, — хлопает в ладони режиссёр, и Мин Хо, вынырнув из воспоминаний, недоверчиво приподнимает бровь.
Неужели кто-то опаздывает сильнее него? Вот это новости.
Подобравшись поближе к режиссёру, он обменивается с ним рукопожатиями и ненавязчиво интересуется:
— Как надолго затянутся съёмки?
— Пока не знаю, — честно отвечает тот. — По идее, будет около двадцати серий, так что всё зависит от того, как будут играть новички. Насчёт тебя у меня сомнений нет, ты и с первого дубля можешь справиться, но твоя партнёрша вообще первый раз снимается. Это меня несколько напрягает.
Мин Хо навостряет уши.
— А зачем вы тогда её на главную роль поставили? Не проще ли ей было начать карьеру с чего-нибудь менее сложного?
Режиссёр вздыхает.
— Честно говоря, «главная роль» здесь звучит не сильно уместно. У Джун Йонг-шши будет не так много эфирного времени. Ей придётся всего четырежды появиться на экране полноценно, а всё остальное время она будет работать только голосом, — говорит он и, повернувшись к Мин Хо, улыбается. — Неплохой старт, как считаешь?
Мин Хо пожимает плечами. Неплохой, не поспоришь. Отхватить главную роль, которая будет сводиться не столько к игре, сколько к наличию в титрах, — девочке, можно сказать, сказочно повезло.
— Ну и вдобавок сценарист мне весь мозг выгрыз, когда увидел её на экране, — цыкнув, продолжает режиссёр. — Говорит, она — идеальное воплощение Сын Ба Юн, поэтому мне пришлось созваниваться с её куратором и выпрашивать возможность поговорить. Итогом нашей встречи стало решение, что все сцены с Джун Йонг-шши мы должны будем отснять в первые же две недели, потому что у её группы сейчас камбэк. Думаю, ты знаешь, что это значит для айдола.
Мин Хо хмуро кивает. Ещё бы ему не знать. Камбэк — тот уровень адской задницы, когда ты то ли страдаешь, то ли получаешь удовольствие от происходящего. Джон Хён в сердцах называет его «долбозвонная круговерть», а Ки Бом с нежностью исправляет на «писькин праздник».
— Девочка довольно симпатичная, — говорит режиссёр, — но, боюсь, актриса из неё никакая. Даже на первый взгляд она показалась скуповатой на эмоции — с такой много каши не сваришь, поэтому только ты можешь нас спасти. — Он с надеждой смотрит на Мин Хо и собирает брови домиком. — Ты ведь поможешь ей раскрепоститься и отснять эти чёртовы сцены за установленные две недели?
— Ну… — Тот смущённо усмехается и чешет в затылке. — Я постараюсь сделать всё, что в моих силах.
Не то чтобы он не уверен в себе, но с Джун Йонг-шши он даже близко не знаком. Мало ли какая она. Если она не пойдёт на контакт, он может хоть в лепёшку расшибиться, однако результата всё равно не получится.
Однако режиссёра устраивает и такой ответ. Он широко улыбается и, хлопнув Мин Хо по плечу, поворачивается в сторону нарисовавшегося рядом помощника. Поняв, что теперь его никто не будет отвлекать, Мин Хо достаёт телефон и открывает браузер. Ему нужно узнать, с кем предстоит иметь дело, раз уж на него возлагаются такие надежды.
На запрос «Джун Йонг» интернет выдаёт целую кучу разнокалиберной информации о группе Urban Witches. Мин Хо некоторое время разглядывает фотографии пятёрки симпатичных девчонок в самых разных нарядах — от броских концертных костюмов до уютных пижам, — но стоит ему открыть рот, чтобы спросить у режиссёра, которая именно из них является его партнёршей, со стороны входной двери слышится взволнованный голос:
— Извините, пожалуйста, за опоздание!
Режиссёр мгновенно расцветает в улыбке, а Мин Хо, оторвав взгляд от экрана телефона, в лёгком недоумении поднимает голову. Беспрестанно кланяясь и здороваясь со всеми, к ним сквозь толпу продирается маленькая фигурка с взлохмаченными светлыми волосами. У неё очень жалобный виноватый вид, поэтому когда она, застыв перед режиссёром, с громким выдохом сгибается в глубоком поклоне, Мин Хо чувствует что-то вроде умиления.
— Простите, пожалуйста, фансайн продлился дольше, чем мы ожидали, а потом мы попали в жуткую пробку, поэтому я так сильно задержалась, больше такого не повторится, обещаю! — скороговоркой выпаливает она и так судорожно втягивает носом воздух, что Мин Хо становится смешно.
Беспокойство явно было напрасным, потому что этот одуванчик больше похож на мягкий пластилин, чем на стальной стержень, и если Мин Хо правильно поставит себя, он легко сможет подстроить уважаемую Джун Йонг-шши под свою игру. Во всяком случае, он очень хочет на это надеяться.
— Ничего страшного, — с улыбкой говорит режиссёр, когда Джун Йонг замолкает, чтобы привести сбивающееся дыхание в норму. Он кивает ей, разворачивается к остальным и, прокашлявшись, звучно произносит: — Итак, раз все, наконец, в сборе, разрешите поприветствовать вас!
Пока он рассыпается в благодарностях и просит всех поочерёдно представиться и озвучить свою роль в дораме, Мин Хо думает, куда деть руки. Джун Йонг стоит неподалёку, её грудь всё ещё вздымается глубоко и часто, но это уже не от усталости, а, скорее, из-за волнения. Всё-таки это её первая роль, поэтому подобная нервозность вполне ожидаема. Мин Хо тоже помнит свой дебют на актёрском поприще, когда он чувствовал себя неуклюжей цаплей среди грациозных лебедей. Как хорошо, что эти времена давно минули.
Когда очередь доходит до Джун Йонг, она опускает взгляд и произносит так тихо, что даже находящийся рядом Мин Хо с трудом её слышит:
— Тэн Джун Йонг, моя роль — Сын Ба Юн. Надеюсь, мы сможем сработаться.
Присутствующие в недоумении переглядываются, кто-то явно не расслышал её слов, но попросить повторить громче пока никто не решается.
Мин Хо поворачивает голову как раз в тот момент, когда Джун Йонг кланяется, и неожиданно ловит себя на мысли, что ему хочется как-то разрядить обстановку. Глупо пошутить, взъерошить её волосы, повести себя как гамадрил — словом, сделать что угодно, лишь бы она перестала держаться так, будто её тело сковывает могильный холод. Он готов поклясться, что слышит треск собравшегося на её ресницах инея, ведь до сих пор недоумевающая публика никак не приветствует её в ответ. Поэтому Мин Хо, едва ли отдавая себе отчёт, шагает вперёд и громогласно гаркает, подражая юнцам из средней школы:
— Сын Ба Джон! Позаботьтесь обо мне и моей сестрёнке, пожалуйста! — Он порывисто сгибается в глубоком поклоне, стараясь заслонить собой излишне бледную Джун Йонг, и присутствующие разом оттаивают. Кто-то позволяет себе засмеяться, кто-то даже аплодирует, а режиссёр, разразившийся густым басовитым хохотом, и вовсе приходит в буйный восторг.
— Вот поэтому он и исполняет главную роль! — довольно говорит он, похлопав Мин Хо по спине.
Атмосфера почти сразу приобретает куда более душевный оттенок, а напряжение рассасывается. Мин Хо улыбается говорящему что-то остальным режиссёру, а сам украдкой кидает взгляд на Джун Йонг. Та мнётся в сторонке, опустив глаза в пол. Она всё ещё выглядит напуганной и смущённой, но Мин Хо почему-то думает, что это ненадолго. Теперь он уверен, что сумеет её расшевелить.

***

Первый день съёмок выдаётся пасмурным и холодным. На улице лютует осень, перемежающая дожди лёгкими заморозками, так что весь актёрский состав кутается в пуховики и нервно топчется возле вагончика стилистов, от которого умопомрачительно пахнет кофе и лаком для волос.
Мин Хо утомлённо стонет, облокотившись на крышу автомобиля, и с лёгким оттенком раздражения оглядывается на подправляющую грим Джун Йонг нуну-визажиста. По сценарию его персонаж должен встречать сестру из университета, но накрапывающий дождь и неуверенность Джун Йонг зарубают первую же сцену на корню. Она никак не может правдоподобно изобразить счастье при виде него, а моросящий дождь только усугубляет ситуацию, так что у них вот уже второй час длится полнейшая безнадёга. И если бы не страх до смерти перепугать свою партнёршу и этим окончательно замкнуть её на своей никчёмности, Мин Хо непременно выругался бы. С чувством, с душой, со всей накопившейся злостью. Он мрачно думает, что таким макаром они точно до следующей осени провозятся, а ведь у них по сценарию царствует позднее лето, наполненное лёгкой прохладой и сладкими ароматами увядающей листвы.
Мин Хо проводит ладонью по волосам, которые на ощупь больше напоминают свалявшийся комок пыли, и старается выдавить улыбку, когда к нему осторожно подкрадывается бледная от переживаний Джун Йонг.
— Извините, это всё из-за меня, — шелестит она, не поднимая глаз, и Мин Хо чувствует укол совести за своё раздражение.
Да, её вина за такую внушительную паузу в съёмках тут, несомненно, есть, но она целиком и полностью заключается в неопытности. Куда больший спрос в сложившейся ситуации должен быть со сценариста, которому захотелось видеть в главной роли именно эту девчонку, и с режиссёра, который поддался на его нелепые уговоры. Два пня-маразматика, блин!
— Ничего, — словно со стороны слышит Мин Хо свой бесцветный сухой голос, — у всех поначалу ступор. Потом привыкнешь.
Джун Йонг втягивает голову в плечи и, рассеянно кивнув, быстро отходит к рвущему волосы на голове режиссёру. Лишь после этого Мин Хо спохватывается и досадливо цыкает. Следовало сказать всё совсем не так. Вернее, хотя бы не настолько ледяным тоном, потому что Джун Йонг и так, судя по виду, казнит себя всеми возможными способами. Ещё, чего доброго, решит уволиться, а поиски новой «сестры» — это время, которого у них и так нет.
Мин Хо оглядывается на вагончик стаффа, возле которого оказавшиеся не у дел актёры играют в камень-ножницы-бумага на согревающие пакетики, и краем глаза цепляется за мелькнувшую рядом фигурку. Джун Йонг тенью проскальзывает мимо него по направлению к двери, чтобы приготовиться с очередному дублю, и Мин Хо мысленно молится, чтобы в этот раз у неё получилось сыграть как надо. Он так сильно хочет есть, что готов изображать что угодно, хоть запрещённую любовь со всеми присутствующими и автомобилем заодно, лишь бы избавиться от необходимости двенадцатый раз подряд с воодушевлением выскакивать на промозглый асфальт и говорить натёрший мозоль на языке текст.
— Приготовились! — слышится зычный голос оператора, и съёмочная площадка мгновенно погружается в тишину.
Мин Хо ныряет в машину, обхватывает руль ладонями и неожиданно ловит на себе испуганный взгляд Джун Йонг. Она опять до смешного похожа на потерявшегося в огромном торговом центре ребёнка, так что у него невольно съёживается всё внутри. На неё повесили слишком большую ответственность, поэтому нет ничего удивительного, что у неё ничего не получается.
Мин Хо дёргается, когда неподалёку хищно щёлкает хлопушка. Он изумлённо моргает, снова перехватывает взгляд Джун Йонг и, решительно нахмурившись, одними губами произносит: «У тебя всё получится!». Он понятия не имеет — видит ли она это, понимает ли его слова, однако когда камера от автомобиля сдвигается в сторону входа в здание, на её лице расцветает такая тёплая улыбка, что в ушах Мин Хо эхом взрывается сдавленный возглас режиссёра:
— Ну наконец-то!
Джун Йонг легко сбегает с лестницы, махнув рукой вылезшему из салона Мин Хо, делает пару шагов в его сторону и, приготовившись произнести вызубренную до оскомины реплику, неожиданно спотыкается о подвернувшуюся под ноги веточку. Мин Хо, похолодев, на автомате кидается вперёд, чтобы поймать её, но расстояние между ними слишком велико, поэтому он безуспешно вытягивает руки и с трудом удерживает равновесие, в то время как Джун Йонг с тихим вскриком падает на асфальт. На миг по площадке густым душным смогом расползается зловещая тишина, после которой наверняка неминуемо шарахнут громы и молнии, ведь не заколебался с этой сценой только меланхолично катающий во рту жвачку звуковик, а затем Мин Хо внезапно начинает смеяться. Он хлопает себя по лбу, делает шаг к едва не плачущей от досады Джун Йонг и подаёт ей руку.
— Ба Юн-а, ты как всегда! — с напускным огорчением говорит он и, обхватив ледяные пальцы, рывком поднимает её на ноги. — Ай-яй-яй, всю юбку испачкала, ну что за растяпа!
Джун Йонг оторопело моргает, глядя на него с таким изумлением, что Мин Хо почти пугается. Если она не подхватит его игру, быть беде. Режиссёр-ним точно психанёт.
Однако в следующую секунду Джун Йонг неожиданно отталкивает его руку, прищуривается и, капризно надув губы, тянет:
— На себя бы посмотрел, оппа! Кто вчера уничтожил наш чайник, поставив его на плиту пустым, а?
Мин Хо давится удивлением напополам с восхищением. Он был уверен, что она поведёт себя иначе — смутится, запнётся, постарается как можно скорее вернуть ему инициативу, но она неожиданно легко улавливает его настроение. И, кажется, это даётся ей намного проще заученных строчек сценария.
— Блин, ты мне этот чайник до старости припоминать собралась? Не ворчи, куплю я новый, — цыкает Мин Хо, закатив глаза, и кивком указывает на автомобиль. — Поехали, а то я заколебался уже ждать.
Лишь закончив говорить, он вздрагивает и прикусывает язык, поняв, что ляпнул лишнего. По идее, его герой только-только подъехал к зданию, чтобы встретить сестру. Но Джун Йонг и тут выходит из положения. Распахнув дверцу, она кривится и ехидно фыркает:
— Не придумывай, ты же всё время опаздываешь. Наверняка вспомнил обо мне в последний момент и только сейчас примчался.
Мин Хо расслабленно улыбается, поняв, что зря беспокоился. Джун Йонг не умеет играть под копирку, она деревянная, весьма посредственная в выражении чужих эмоций актриса. Но теперь Мин Хо точно знает, что даже с такими неудачными качествами они смогут отснять нужное, и он будет помогать ей в этом изо всех сил.
Когда съёмки наконец-то завершаются, стафф и актёры вымотаны до предела. Они не успевают отснять и половины запланированного на сегодня материала из-за долгой раскачки и затянувшихся повторов первой сцены, однако режиссёр-ним всё равно выглядит довольным. Измождённым, чересчур бледным, но довольным.
— Я думал, будет хуже, — доверительно говорит он Мин Хо, пока остальные, степенно прощаясь и благодаря друг друга за работу, расползаются кто куда.
— Были уверены, что она не справится? — уточняет тот, кивнув проплывшему мимо стилисту.
Режиссёр дёргает плечом.
— Был уверен, что мы ещё неделю будем мыкаться с этим эпизодом. Но ты нас спас. — Он протягивает Мин Хо руку.
Тот смущается, но руку всё-таки жмёт. По большому счёту, у него ничего не получилось бы без отзывчивости Джун Йонг, но говорить об этом режиссёру рано. С него станется уверовать в её талант и начать требовать по максимуму, а она к этому пока точно не готова. Ей и так тяжело.
Мин Хо кланяется режиссёру, благодарит его и собирается уже покинуть пределы съёмочной площадки, но тут его окликает дрожащий от неуверенности голос:
— Мин Хо-сонбэним!
Мин Хо в изумлении останавливается и оборачивается. К нему быстрым шагом приближается запыхавшаяся Джун Йонг с таким видом, что любопытство всё-таки побеждает желание отмазаться поскорее и поехать, наконец, домой.
— Сонбэним, — шумно выдыхает Джун Йонг, остановившись в паре метрах от него, и так порывисто кланяется, что Мин Хо оторопело округляет глаза, — спасибо огромное за помощь, без тебя я точно не справилась бы!
Её искренняя признательность приятно греет душу, поэтому он почти сразу же расслабляется и небрежно пожимает плечами.
— Я всего лишь дал направление. С остальным ты справилась сама.
Джун Йонг мотает головой.
— Нет, я бы никогда… В смысле, у меня точно не получилось бы так легко сымпровизировать. Огромное спасибо за это и за поддержку. — Она распрямляется, наконец, и Мин Хо с удивлением видит, что её лицо практически горит. В груди что-то протяжно и сладко ёкает. — Я впервые снимаюсь не для клипа в окружении совершенно незнакомых людей, — быстро говорит она, сверля глазами асфальт, — поэтому мне тяжело… действительно тяжело расслабиться и вести себя естественно. Мне стыдно, что я настолько задержала съёмки…
Мин Хо прерывает её взмахом руки и тепло улыбается, радуясь, что лёд отчуждения между ними наконец-то потихоньку трескается. Неплохое достижение для первого дня.
— Все мы с чего-то начинали. Даже самые именитые актёры чувствовали неуверенность, когда играли свою первую роль, поэтому мотай на ус и не теряй хватки. — Он подмигивает, и Джун Йонг удивительным образом краснеет ещё гуще.
— Спасибо, — говорит она и снова кланяется. — До завтра.
Мин Хо кивает ей в ответ и ещё некоторое время провожает взглядом удаляющуюся фигуру. Затем он забирается в машину, поворачивает ключ зажигания и, выехав с парковки, с наслаждением думает о душе и горячей лапше.

@темы: фанфик, миди, Чхве Мин Хо, Ким Ки Бом, SHINee