20:42 

View

Givsen
латентный романтик | сказочный лис | страшный человек | накуривающая муза | дрочдилер | сотона
Название: View
Автор: Givsen
Бета: Эрроу
Фэндом: SHINee
Персонажи и пейринги: Чхве Мин Хо/Тэн Джун Йонг
Рейтинг: PG-13
Жанр: романтика, юмор, ангст, юст
Предупреждения: ООС, нецензурная лексика, ОЖП
Размещение: запрещаю!


Cкачать ??? Tell Me What To Do бесплатно на pleer.com

Часть 2

Следующие несколько дней проходят в суете и спешке. Серьёзная задержка с первым эпизодом наполняет другие сцены торопливостью, однако режиссёр-ним всё равно не терпит халтуры, поэтому и Мин Хо, и Джун Йонг трудятся в поте лица. Погода на улице ухудшается всё сильнее, совсем перестав напоминать пряный томный сентябрь, так что когда приходит пора снимать сцены в помещении, почти вся команда выдыхает с облегчением.
В ожидании начала съёмок Мин Хо и Джун Йонг сидят на диване в переоборудованной под гостиную студии. Им в лица светят лампы, а под ногами змеятся толстые провода, которые спешно растаскивают помощники оператора и световики. Мин Хо спокойно ждёт команды режиссёра, предаваясь самозабвенному копанию в телефоне, он спокоен и расслаблен, в то время как Джун Йонг разве что ногти не кусает от волнения. И разница в их поведении настолько очевидна, что в повисшем между ними напряжении становится трудно дышать.
Мин Хо бросает на Джун Йонг мимолётный взгляд и снова возвращается к уже порядком надоевшему приложению. За прошедшую неделю он успел выяснить о ней весьма забавный факт: Тэн Джун Йонг быстро приспосабливается, она гибкая и хорошо адаптируется, однако стоит её хоть на сантиметр выбить из привычной колеи, она теряется, возвращаясь эмоциями и состоянием к точке отсчёта. Это одновременно и умиляет, и раздражает, потому что она похожа на трогательного ребёнка, чьи потребности требуется удовлетворять, и Мин Хо является пока единственным человеком, который способен это делать. Не слишком завидная участь.
— Тебе тут неуютно? — спрашивает Мин Хо, когда мимо них, чертыхаясь, проносится звуковик с огромным микрофоном наперевес.
Джун Йонг вздрагивает от его голоса и, подтянув колени к подбородку, пожимает плечами. На её лице при этом появляется такая растерянная улыбка, что Мин Хо почти хочется её пожалеть.
— Шумно, — отрывисто говорит она, — и воздуха маловато. Но жить можно. — Она ненатурально смеётся, а затем, запнувшись, тихо добавляет: — Мне нужно чуть больше времени, я привыкну.
Мин Хо едва слышно вздыхает. Он на сто процентов уверен, что в кругу друзей она ведёт себя куда свободнее, но умения настолько стремительно сближаться у него, увы, нет. Поэтому он мысленно желает Джун Йонг удачи, себе — терпения, а всей остальной съёмочной группе — большого запаса чая с мятой. Иначе они опять намертво застрянут с одной сценой, общее время которой на экране — чуть больше трёх минут.
Мин Хо зябко передёргивает плечами от пронёсшегося по ступням сквозняка и, подумав, что ему не помешает стаканчик кофе, поднимается с дивана. Режиссёр-ним сказал никуда не уходить, но у него от долгого сидения уже болят ноги и зад. Надо хоть немного размяться, иначе он так закостенеет и вообще не сможет шевелиться.
— Джун Йонг-а, — Мин Хо поворачивается и одаривает Джун Йонг ослепительной улыбкой, — хочешь кофе?
Та, ни на секунду не задумавшись, качает головой.
С трудом сдержав гримасу, Мин Хо уходит прочь. Непробиваемая вежливость Джун Йонг действует на него, как хлыст на дикое животное. Он не то чтобы злится, но её категорическое нежелание идти на сближение вызывает у него зуд между лопаток — неприятный такой, жгучий. Она упорно называет его «сонбэним» и прячет эмоции за бледными улыбками, так что ему приходится угадывать её состояние по незначительным внешним деталям. Ему давно уже не было так сложно работать с другим человеком, и если бы не мантра «я — профессионал, трудности меня только воодушевляют», он бы уже на второй день попросил режиссёра заменить партнёра.
Джун Йонг, конечно, хорошая, добрая, отзывчивая девочка, из которой при должном усердии можно вылепить всё, что угодно, но её замкнутость — это фантастический пиздец.
Хихикающие нуны-визажисты делятся драгоценными запасами кофе лишь после того, как Мин Хо показывает им кривоватое нелепое эгьё. Разжившись стаканчиком, он с наслаждением вдыхает крепкий аромат и, прикрывав глаза, неожиданно вспоминает об одиноко сидящей на диване Джун Йонг. Перед мысленным взором невольно возникает её напряжённое лицо, и Мин Хо, сдавшись после недолгих сомнений, всё-таки выпрашивает у нун ещё один стаканчик.
Обратно к дивану он возвращается в куда более приподнятом настроении. Окутавший его кофейный аромат приятно щекочет ноздри, поэтому в груди разрастается тёплое хорошее ощущение.
— Джун Йонг-а! — весело говорит Мин Хо, привлекая к себе внимание. — Ты, конечно, отказалась, но я не могу вернуться к даме без добычи. Не пей, если не хочешь, но хотя бы понюхай — аромат просто божественный, точно тебе говорю.
Он подмигивает округлившей глаза Джун Йонг, и её губы тут же трогает улыбка, но не отстранённо-вежливая, а настоящая, живая — такая, что приятное ощущение внутри усиливается. Однако когда Мин Хо почти протягивает Джун Йонг стаканчик, почти говорит какую-то глупость, почти расслабляется, происходит то, чего он совсем не ожидает.
Сперва по ушам бьёт истошный грохот, который в следующее мгновение обгоняет чей-то крик «Осторожно!». Мин Хо целую секунду тратит на то, чтобы замереть в шоке, а затем Джун Йонг внезапно резко подаётся вперёд, хватает его за рукав пиджака и с силой дёргает на себя. Он успевает ощутить лопатками дрожь воздуха, а потом всё превращается в густую пёструю мешанину из возбуждённых разговоров, чьих-то возгласов и натужного сопения прямо над ухом.
Первые несколько мгновений Мин Хо не может пошевелить ни единым мускулом. До него словно издалека доносятся звуки поднявшейся вокруг суеты, потому что в голове до сих пор стоит густой стальной гул. Кто-то кричит, что с потолка рухнула балка, на которую световик последние полчаса безуспешно пытался прицепить лампы, кто-то ругается таким убойным матом, что становится не по себе. Однако всё это с успехом заглушает суматошный стук сердца, грохотом отзывающийся в ушах. До Мин Хо медленно, но верно доходит, что если бы не Джун Йонг, валяться ему сейчас в луже крови на полу с сотрясением. Или ещё чем похуже.
— Сонбэним! — продирается сквозь заполнившую голову вату напряжённый голос. — Ты в порядке?
Мин Хо поднимает взгляд и натыкается на глаза Джун Йонг. Они у неё невероятного оттенка — зелёные, почти прозрачные, и Мин Хо, на самом деле, давно подмывает спросить, что за линзы она носит. Однако теперь, когда он может вглядеться в них с такого близкого расстояния, он понимает, что ни одни линзы на свете не могут выглядеть настолько натурально. В голове некстати вспыхивает воспоминание, как надравшийся до розовых слоников Ки-хён битый час втирал засыпающему в кресле Джин Ки о влюблённости. Он говорил, что истинная красота большинства женщин заключается именно в глазах, в которых, по его же словам, можно утонуть. И Мин Хо, с трудом проталкивая вязкие мысли сквозь повисший в голове туман, оторопело думает: «И правда тону».
— Сильно болит? — спрашивает Джун Йонг и касается прохладными пальцами наливающегося огнём места на его руке.
Мин Хо усилием воли отрывает взгляд от её обеспокоенного лица, в недоумении смотрит на тыльную сторону своей ладони и вздёргивает брови, обнаружив там наливающийся краснотой ожог. Падая, он, видимо, сдавил мягкий стаканчик, из-за чего кипяток выплеснулся верхом и попал на кожу. Обожжённое место пока никак не даёт о себе знать, но Мин Хо склоняется к мысли, что это из-за шока. Вот когда его отпустит, он будет шипеть, как раскалённая сковородка.
— Мин Хо-шши, — рядом внезапно оказывается режиссёр, и крепко призадумавшийся Мин Хо вздрагивает в испуге, — ты в порядке?
— Вроде да, — как можно бодрее отвечает тот.
Он практически лежит на Джун Йонг, вдавив её в диван, однако его колени до сих пор едва заметно подрагивают, так что ему будет проще потом извиниться за доставленные неудобства, чем рухнуть на пол на глазах у всех присутствующих. Такого позора он себе точно не простит.
— Вас не задело? — В поле зрения появляется белый как потолок световик. — Простите, пожалуйста, надо было лучше закреплять балку! Извините! Я так виноват!
Мин Хо раздражает его голос, похожий больше на назойливое шмелиное жужжание. Но отмахнуться и попросить помолчать хоть пять минут, чтобы дать ему возможность перевести дух, ему не позволяет вежливость. Актёра, исполнителя главной роли, чуть не пришибло прямо на съёмочной площадке — понятное дело, что у всех дикий мандраж.
— Всё в норме, — говорит Мин Хо, кривясь от постепенно разрастающейся боли на месте ожога. — Спасибо Джун Йонг-а, если бы не она, меня заколебались бы с пола вытирать. Кофе только на руку пролил, но это до свадьбы заживёт.
— Слава Будде! — с облегчением выдыхает режиссёр, промокнув обильно вспотевший лоб платком. — Я так перепугался, когда эта конструкция рухнула!
«Не больше, чем я», — с лёгким оттенком ехидства думает Мин Хо. У него до сих пор поджилки трясутся от одной только мысли о последствиях. Потолки тут, конечно, не сильно высокие, но при таком весе даже метра хватит, чтобы оставить на голове любого человека неизгладимый след. А голова Мин Хо пока ещё нужна, она у него вроде как красивая, если верить фанатам.
Подняться на ноги Мин Хо решает спустя пару минут, когда валяться и дальше на коленях Джун Йонг становится вроде как неприлично. Он чинно встаёт, подаёт ей руку и приносит искренние извинения напополам с не менее искренними благодарностями. Съёмочная команда, всё ещё переговариваясь, тут же рассасывается по своим делам — актёр цел и невредим, так что можно больше не беспокоиться, — а Мин Хо, сглотнув, думает, что неплохо бы посетить уборную. Однако когда он почти делает шаг в сторону одного из коридоров, его неожиданно хватают за рукав и настойчиво тянут обратно. Всё ещё пребывая в лёгком ступоре, он оборачивается и, наткнувшись взглядом на хмурую Джун Йонг, вздёргивает бровь.
— Сонбэним, давай я помогу, — становясь всё краснее с каждым словом, говорит она и легонько подталкивает его к гримёркам.
Мин Хо в изумлении округляет глаза, но вместо того чтобы отказаться, поблагодарить и сказать, что сам со всем справится, послушным бычком идёт вперёд. Он настолько опустошён и шокирован, что его сейчас, наверное, даже на преступление уговорить можно.
В гримёрке оказывается многолюдно: нуны-стилисты и визажисты трудятся над другими актёрами, эпизоды с которыми будут сниматься сразу после сцены с главными героями, поэтому в помещении стоит непроницаемый глухой шум. Однако именно благодаря этому им с Джун Йонг удаётся без лишних вопросов проскользнуть к шкафчикам, возле которых стоят диванчики со сваленными на них горами одежды.
Джун Йонг усаживает Мин Хо и спешно откапывает в ворохе пуховиков и курток свою сумку. Она прикусывает губу, ковыряясь в ней с таким видом, будто там минимум Атлантида должна найтись, а затем радостно выдыхает:
— Взяла всё-таки!
Мин Хо ничего не успевает спросить, потому что Джун Йонг мигом вытаскивает какой-то бутылёк и, смочив ватный диск, со всей возможной бережливостью обхватывает его ладонь. По телу в одно мгновение разносится приятная дрожь вперемежку с постепенно усиливающейся болью.
Мин Хо оторопело наблюдает за порхающими над его рукой пальцами, поражаясь, насколько они маленькие и тонкие по сравнению с его, и лишь когда Джун Йонг случайно задевает ногтем повреждённую область, он ненадолго приходит в себя. Дёрнувшись, он едва слышно шипит, и на это внезапно следует незамедлительная реакция: заметив скользнувшую по его лицу тень, Джун Йонг настороженно замирает, поднимает взгляд и, на секунду призадумавшись, неожиданно подносит его руку к лицу. Мин Хо давится изумлением, когда она начинает дуть на ожог, словно перед ней сидит не взрослый мужчина, а мальчик, готовый расплакаться из-за досадной царапины на коленке.
— Сейчас должно перестать болеть, — улыбается она, пока Мин Хо пытается вспомнить, как правильно произносятся слова, и, достав из сумки спрей, наносит немного пены на тыльную сторону его ладони. — Вот так. Теперь, главное, не забыться и не стереть её ненароком. Практика показывает, что потом становится ещё больнее.
Мин Хо напряжённо сглатывает вставший в голе ком.
— Странно, что ты носишь с собой такие вещи, — вырывается у него раньше пресловутого «спасибо».
Однако Джун Йонг такое поведение, кажется, ничуть не обижает. Она пожимает плечами, убирая спрей, ватные палочки и прочие принадлежности обратно в сумку.
— Я не сильно аккуратная, — спокойно говорит она. — У всей нашей группы проблема с этим, поэтому каждый из нас по настоянию лидера носит с собой необходимый минимум из первой помощи. Так, на всякий случай.
Она тихо смеётся, и в глазах её разливается такое тепло, что Мин Хо мигом забывает и про ожог, и про боль, и про то, что его вообще-то чуть не убило несколькими минутами ранее. Излучаемый Тэн Джун Йонг свет заставляет его ощутить волнение и трепет, поэтому он, опять забыв про благодарность, брякает первое, что приходит на ум:
— У тебя необычный цвет глаз. Ну, в смысле, у корейцев редко можно встретить такой оттенок.
Джун Йонг замирает в лёгком замешательстве, а затем машет рукой и снова смеётся, но уже не так расслабленно.
— Мама говорит, что прабабушка согрешила с европейцем. Папа шутит про соседей и то, что согрешила не прабабушка, а мама, — говорит она таким тоном, будто рассказывает давным-давно надоевшую историю. — Они могут часами препираться на эту тему, но факт остаётся фактом: у меня и младшей сестры зелёные глаза, и мы до сих пор не знаем, что это — сбой генетики или же чья-то постыдная тайна.
Мин Хо чувствует себя не в своей тарелке из-за дурацкого любопытства, но острое желание задержаться ещё хоть немного в заполненном шумом фенов и гомоном чужих голосов закутке гримёрки не даёт ему подняться. Он ловит себя на мысли, что ему нравится общество Джун Йонг. Ему нравится говорить с ней, слушать её голос и смех. Нравится смотреть в её глаза и чувствовать себя бестактным идиотом, потому что так откровенно таращиться на девушку просто неприлично. И покидать не очень-то тихий, но удивительно уютный уголок нет никакого желания.
Однако работа не терпит простоев, поэтому когда в гримёрку врывается зычный голос помощника режиссёра, с успехом перекрывший все остальные звуки, Мин Хо почти не удивляется:
— Мин Хо-шши, Джун Йонг-шши, вы тут?
Джун Йонг моментально подскакивает, с беспокойством пригладив идеально уложенные волосы, и Мин Хо, мысленно вздохнув, тоже поднимается на ноги. Кажется, пора возвращаться в реальный мир. И, кажется, ему эта идея совершенно не нравится.
— Тут мы, тут, — с напускным весельем говорит он и демонстрирует быстро моргающему помощнику ожог, всё ещё покрытый тонким слоем пены. — Рана почти залечена, так что мы готовы приступить к работе.
Тот вздёргивает брови, затем расплывается в улыбке и юрко ныряет в дверной проём, выкрикнув попутно:
— Пятиминутная готовность!
Мин Хо понятия не имеет, к кому именно он обращается — к ним или к команде, но раз уж работа двигается с мёртвой точки, медлить нельзя. Задерживать весь актёрский состав в угоду вспыхнувшему внезапно детскому эгоизму вообще-то считается дурным тоном.
Мин Хо оборачивается к Джун Йонг и целое мгновение смотрит на неё неотрывно, будто стараясь впитать остатки образовавшейся между ними атмосферы. Затем его губы растягивает самая душевная улыбка, на которую он только способен.
— Джун Йонг-а, — говорит он, опустив широко раскрытую ладонь на её макушку, — зови меня оппой.

***

Всю следующую неделю Мин Хо чувствует себя куском говядины в мясорубке. Они бесконечно носятся с места на место, снимают, переделывают, снова снимают и снова переделывают. Сценарист совершенно внезапно придумывает другую концовку для дорамы, а режиссёр столь же внезапно её одобряет, поэтому некоторые эпизоды приходится подгонять под неё, чтобы не получилось несоответствий, из-за чего актёры вынуждены заново учить реплики, вживаться в роли и создавать ситуации. Это несусветно напрягает, учитывая уже отснятый материал. Однако, несмотря на поднявшуюся кутерьму, Мин Хо ловит себя на том, что в происходящем с ними аврале постепенно проявляются и положительные моменты. И одним из таких моментов является то, что Джун Йонг наконец-то начинает привыкать. Она больше общается с остальными, чаще смеётся и ведёт себя куда свободнее. Она привлекает к себе внимание и уже делает успехи в актёрской игре, что вызывает и у режиссёра, и у помощников неконтролируемые приступы умиления. Так что Мин Хо гордится ей и собой заодно, потому что у них всё-таки получается пробить броню застенчивости. И когда она открывается настолько, что даже непрошибаемые звуковики начинают на неё заглядываться, он ловит себя на смешной мысли, что почти ревнует Джун Йонг к окружающим. Вернее, ревнует к тому, что она теперь уделяет им столько же внимания, сколько и ему.
Однако длится ощущение всепоглощающей радости не так уж долго. Оно заканчивается как раз в тот момент, когда Мин Хо понимает — ближе они не становятся. Джун Йонг общается с ним, шутит, делится какими-то мыслями, но при этом она умудряется сохранять между ними дистанцию, и как Мин Хо ни бьётся, преодолеть вежливое «сонбэним» и церемониальные поклоны у него не получается. Джун Йонг по-прежнему относится к нему, как к близкому товарищу. Старшему близкому товарищу, которого нужно и важно уважать. И когда приходит пора снимать финальную сцену, после которой работа должна будет продолжиться без её непосредственного участия, Мин Хо с ужасом понимает, что не готов пока расставаться с ней. Ему мало её мимолётных взглядов, мало тёплых улыбок, мало случайных прикосновений с последующими извинениями.
Ему мало такой Тэн Джун Йонг. Ему хочется большего.
Осознание этого тяжёлой кувалдой бьёт Мин Хо по голове, и сразу после этого у него буквально всё начинает валиться из рук. Он чаще обычного забывает реплики, постоянно бьёт посуду в общаге, из-за чего Джон Хён клятвенно обещает содрать с него круглую сумму на новые тарелки, и никак не может сосредоточиться даже на простых вещах. Он думает о Джун Йонг постоянно: о том, что она больше не напоминает детсадовца, попавшего в старшую школу; о том, что с ней наверняка очень здорово просто проводить время, без привязки к определённым делам; о том, что она… через каких-то пару дней практически полностью исчезнет из поля его зрения. Мин Хо это выводит из равновесия до такой степени, что Ки Бом однажды полушутливо спрашивает не влюбился ли он. Приходится так же полушутливо говорить, что у него нет времени на подобные глупости, но внутри всё равно всё опускается. Джун Йонг нравится ему, действительно нравится, и если это пока не любовь, всё может очень круто поменяться в ближайшее же время.
День съёмок финального эпизода выдаётся мрачным и пасмурным — как раз в тон настроению. Мин Хо с утра бродит сам не свой, так что к моменту начала работы он больше напоминает натянутую тетиву — того и гляди лопнет от напряжения.
Плюхнувшись на скрипнувший под его весом пластиковый стул, он зарывается пальцами в волосы и мысленно стонет, призывая себя к спокойствию и собранности. Ему сейчас понадобятся все силы, чтобы завершить дораму на пронзительной щемящей ноте, ведь сценарист удумал добавить драмы в финал и решил убить главного героя.
Хотя, честно говоря, состояние у Мин Хо сейчас такое, что и напрягаться-то особенно не придётся. Он и так труп. Во всяком случае, морально.
Джун Йонг появляется на площадке спустя полчаса в сопровождении сухощавой, но очень внушительной женщины, одетой в строгий деловой костюм. Мин Хо в изумлении вздёргивает бровь, но не успевает даже привстать, потому что к прибывшей парочке тут же подскакивает режиссёр. Кивнув отчего-то крайне невесёлой Джун Йонг, он обменивается с женщиной поклонами, затем указывает ей рукой на вагончик и делает знак помощнику, чтобы тот сделал кофе. Когда они уходят, Мин Хо всё-таки поднимается и быстро подходит к оставшейся в одиночестве Джун Йонг.
— Привет! — весело говорит он. — Кого это ты к нам привела? Неужели решила обзавестись дублёршей?
Джун Йонг реагирует на его шутку кривоватой улыбкой.
— Это куратор нашей группы, Вонг Рин-ним, кодовое имя — Кобра, — полузадушенным шёпотом отвечает она, сделав страшные глаза. — Давай лучше подальше отойдём, а то у неё слух как у летучей мыши, может через три корпуса услышать, как кто-то из нас чавкает в два часа ночи на кухне.
Мин Хо приходится зажать рот ладонью, чтобы не расхохотаться. С ума сойти, какие страсти. Хотя удивляться тут нечему — эта женщина и вправду выглядит так, что внутренности невольно поджимаются.
Нырнув за недавно установленные декорации, имитирующие тёмную захламлённую прихожую, Мин Хо с горящим от любопытства взглядом поворачивается к следующей за ним Джун Йонг.
— Так зачем, говоришь, она потащилась с тобой сюда?
Джун Йонг вздыхает.
— Режиссёр-ним попросил. Ему кажется, что мы за сегодня не успеем доснять всё нужное, поэтому он хочет уговорить Кобру отпустить меня ещё на недельку.
Мин Хо чувствует, как внутри искрами вспыхивает восторг. Губы против воли растягивает широкая улыбка, а дыхание перехватывает от волнения. Это ведь значит, что он сможет видеться с ней ещё целую неделю. И это не считая промоушена, который обязательно будет проводиться в преддверии выхода дорамы. Счастье всё-таки есть.
Лишь после того, как первая эйфория отпускает, Мин Хо замечает, что Джун Йонг эти обстоятельства как-то не сильно воодушевляют.
— Тебя такой расклад не устраивает, да? — тщательно замаскировав разочарование, интересуется он.
Джун Йонг вздрагивает и, бледно улыбнувшись, мотает головой.
— Нет, всё хорошо. Промоушен нового альбома и так почти закончился, так что лишняя неделя съёмок уже ни на что не повлияет.
Мин Хо хмурится, поняв, что после её слов в воздухе явно ощущается повисшее «но». Не промоушен беспокоит Джун Йонг и не возможные трудности с выступлениями, которые она всё это время с горем пополам совмещала с занятостью на съёмочной площадке. Её волнует что-то другое, и Мин Хо не уверен, что хочет знать причину.
— Джун Йонг-а! — слышится окрик со стороны вагончиков, и Мин Хо, поймав на себе ледяной цепкий взгляд Вонг Рин, покрывается мурашками. — Подойди сюда, пожалуйста.
Ойкнув, Джун Йонг спешно извиняется перед Мин Хо и быстрым шагом пересекает площадку. Остановившись возле Кобры, она покорно склоняет голову, пока та говорит что-то, и изредка кивает, то ли соглашаясь с её словами, то ли смиряясь с неизбежным. Закончив, она достаёт телефон, набирает чей-то номер и, кивнув напоследок Джун Йонг, покидает поле зрения.
Мин Хо про себя вздыхает, подумав, что давно обзавёлся бы седыми волосами с таким страшным куратором. Она одним взглядом может вбить в пол по пояс даже мужчину, что уж говорить о хрупких впечатлительных девушках.
— Ну, выходит, я с вами ещё на неделю останусь, — натянуто усмехается Джун Йонг, когда Мин Хо замирает рядом с ней. Повернувшись, она торопливо моргает, чтобы скрыть мелькнувшую в глазах печаль, и растягивает губы в подобии улыбки. — Давай выложимся на все сто, сонбэним.
Мин Хо никак не может заставить себя улыбнуться ей в ответ. Слишком много горечи слышится в её голосе при том, что она старается сохранить лицо.
До момента начала съёмок Джун Йонг забирают визажисты. Она послушной куклой вертится между ними и стилистами, пока те приводят одежду в порядок, а Мин Хо, наблюдая за этим, никак не может отделаться от ощущения, что решение Вонг Рин и режиссёра очень круто нарушает её планы, которые, возможно, были связаны не только с групповой деятельностью… Вернее, которые совершенно точно были связаны отнюдь не с групповой деятельностью.
Мин Хо кривится от жгучим огнём хлестнувшего внутренности неприятного ощущения. Ему совсем не хочется думать о вещах, которые заставляют его нервничать, но навязчивые предположения один за другим всплывают в голове.
Вдруг Джун Йонг несвободна?
Вдруг у неё есть парень, с которым она хотела провести свободное время?
Вдруг она не смотрит на него именно поэтому?
Цыкнув, Мин Хо в раздражении отворачивается и вдруг натыкается взглядом на её телефон, оставленный на тумбочке. Он довольно простенький, без любимых многими айдолами ярких наклеек и аппликаций и, если судить по трещинам на дисплее, уже успевший пожить. Мин Хо пару мгновений бездумно рассматривает царапины на корпусе, а затем вздрагивает, когда из динамика вдруг раздаётся забавная весёлая мелодия. Дисплей, вспыхнув, высвечивает пустое поле вместо фотографии, имя контакта, и Мин Хо в спину впивается раскалённая кочерга. Несколько секунд он даже моргнуть не может, разглядывая издевательски яркое «оппа» на экране, а затем медленно поворачивается в сторону Джун Йонг. Та спокойно сидит в кресле, пока визажист колдует над её укладкой, и не слышит мелодии из-за шумящего прямо над ухом фена.
На миг Мин Хо испытывает малодушное желание сбросить вызов, чтобы дать «оппе» понять, что он звонит невовремя, но заглушающий любые неправильные мысли глас совести заставляет его поднять вибрирующий телефон и направиться к Джун Йонг. Он не имеет права вмешиваться в её жизнь, особенно таким мерзким способом.
Едва Мин Хо успевает дойти до кресла, телефон замолкает практически одновременно с феном, так что когда приходит пора открыть рот и сообщить о звонке, он вынужден сделать над собой усилие, чтобы голос не звучал излишне напряжённо.
— Джун Йонг-а, — зовёт Мин Хо, — тебе тут звонили. — Он протягивает ей телефон и, внимательно следя за реакцией, добавляет: — «Оппа».
За одну секунду по лицу Джун Йонг тысячью оттенков проносятся самые разные эмоции — от искренней радости до панического страха. Чуть резче, чем следовало бы, выхватив телефон, она прижимает его к груди и неловко лепечет, запинаясь через слово:
— Это, наверное, брат… Старший… Двоюродный, да! Он не так давно гостил в Сеуле, поэтому теперь регулярно названивает и спрашивает, как дела. Я ему говорила, чтобы он в рабочее время не отвлекал меня, но младшие братья иногда бывают такими надоедливыми…
— Старшие, — стараясь удержать сползающую улыбку, поправляет Мин Хо.
Джун Йонг, густо покраснев, опускает голову.
— Старшие, — зачем-то повторяет она и отворачивается к нуне-стилисту. — Можно я на пять минут отойду?
Та безразлично пожимает плечами. Джун Йонг почти мгновенно срывается с места, а Мин Хо смотрит ей вслед со странной смесью горечи и облегчения. Если подумать, наличие у неё парня значительно упрощает его жизнь — не придётся маяться и разрываться между работой и отношениями. Но, с другой стороны, боль в груди от этого меньше почему-то не становится.

@темы: фанфик, миди, Чхве Мин Хо, Ким Ки Бом, SHINee

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки на колготках

главная