Givsen
латентный романтик | сказочный лис | страшный человек | накуривающая муза | дрочдилер | сотона
Название: Превратности
Автор: Givsen
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
Персонажи и пейринги: TYL!Ямамото/ОЖП, TYL!Гокудера/ОЖП, TYL!Скуало/ОЖП
Рейтинг: R
Жанр: романтика, юмор, AU
Предупреждения: ООС, нецензурная лексика
От автора: несколько мини-историй про Хранителей, их ассистентов и их непростые отношения.
Дисклаймер: Амано-сама

Превратность восьмая. Часть 1

Идея сходить в ночной клуб постучалась в голову Михо спонтанно и, можно сказать, почти внезапно. «Почти» — потому что об уходе в полный отрыв от реальности она задумывалась уже давно, но повода всё никак не случалось. А тут вышло так, что планеты сошлись под нужным углом, карма вспыхнула синим пламенем, и не поддаться манящему искушению стало невозможно, так что Михо собралась с духом и решительно направилась в приёмную. Встав полный рост посреди большой комнаты, она хлопнула ладонью по столешнице и командирским тоном произнесла:
— Девочки, нам нужен выходной. Вернее, два выходных.
Две головы медленно, почти со скрипом повернулись к ней, и на помертвевших от хронического аврала физиономиях ассистентов Хранителей мелькнуло что-то отдалённо напоминающее узнавание.
Луки, как человек закалённый и привыкший к сложностям, пришла в себя первой.
— Зачем? — уныло усмехнулась она, сняв очки, и потёрла красные от недосыпа глаза. — Чтобы разгрести оставшуюся работу?
— Чтобы найти себе приключения на задницу? — ещё более уныло поддержала её Чиэра, с отвращением отпихнув в сторону очередную кипу исписанной бумаги.
— Чтобы отдохнуть, трудоголики вы мои! — подняв указательный палец, произнесла Михо. — А то вы скоро врастёте жопами в своих начальников.
— Ты хотела сказать — в кресла? — уточнила Луки и, попытавшись надеть очки, с размаху ткнула себе в глаз дужкой. — Ай, блядь!
— Нет, именно в начальников, — вздохнула Михо. — Вы же у них мало того что ассистенты, так ещё и домработницы практически. И не надо делать такие квадратные глаза, Чиэра, я же знаю, что ты периодически летаешь к своему синьору Гокудере домой с курьерскими поручениями, вроде «привези-подай», так?
Чиэра мрачно насупилась и искоса глянула на покрасневшую Луки. Михо, проследив за её взглядом, махнула рукой:
— А про неё я вообще молчу.
— Это ещё ничего не значит… — уличённо забубнила Луки, озираясь по сторонам в попытках незаметно съехать с опасных тем.
— «Мы не спим вместе» и «Он мой начальник, а я человек подневольный» — да-да, я знаю, — отмахнулась Михо, фыркнув. — Но его голую задницу ты видишь едва ли не чаще, чем собственную, признайся. Мы все в курсе и всё прекрасно понимаем.
Луки, покраснев ещё гуще, опустила голову и старательно вцепилась в документы, а Чиэра, тихо хмыкнув, сочувственно похлопала её по руке.
— Ладно, и что ты предлагаешь? — скрипучим голосом поинтересовалась Луки, не поднимая головы.
— Надо напиться, — протянула Михо с таким недоумением, словно она могла бы и так догадаться. — Сходить в клуб, потанцевать. Словом, оторваться по полной!
— А пришиваться потом как будем? — Чиэра заинтересованно навострила уши.
— Элементарно, Ватсон! С похмельем и трудом. — Михо коварно улыбнулась. — У нас пятница, в конце концов, так что мы имеем право сегодня же ночью уйти в отрыв, а потом два дня восстанавливать здоровье и репутацию посредством рассолов и жалоб на недомогание.
— И в понедельник как огурчики! — подхватила Чиэра.
Луки хмуро насупилась.
— Отказы не принимаются, — вкрадчиво произнесла Михо, увидев зреющий в её глазах протест. — Иначе я только уверюсь в том, что ты брешешь нам как сивая коза по поводу отношений с начальником!
— Если бы… — вздохнула Луки и неуверенно улыбнулась. — Учтите, я пьянею быстро, но и трезвею соответственно.
— А я и пить-то не умею! — радостно брякнула Чиэра.
— Значит, развозить ваши пьяные туши буду я, — в притворном смирении закатила глаза Михо, и вся троица, прыснув, расхохоталась.
Этим же вечером они условились встретиться у входа в клуб, который с тщательностью брюзгливого критика подобрала Михо. Она перерыла тонну сайтов, пересмотрела все доступные отзывы и остановила свой взгляд на небольшом, но достаточно симпатичном заведении, где вечером в пятницу устраивалось шоу для посетителей с загадочным названием «Грязные танцы». Михо, конечно, искренне сомневалась, что там будет хоть что-то, соответствующее провокационному названию, но её не оставляло желание отвязно потусить и, возможно, совершить какую-нибудь глупость, потому что под надзором Скуало любые глупости пресекались на корню. Градус нереализованной энергии временами подскакивал так, что хотелось залепить в его патлы жвачку, чтобы хоть как-то разнообразить унылое существование. Правда, Михо не особенно верила, что ей удалось бы уйти целой и невредимой после такой диверсии. По меньшей мере, слуха она точно лишилась бы.
Говорить Скуало о походе в клуб Михо предусмотрительно не стала, потому что этот ходячий истероид стопроцентно запорол бы инициативу, порушив все планы. Он наверняка сперва разорался бы, пригрозив приковать строптивую подопечную наручниками к батарее, затем пообещал бы выебать её с особой жестокостью, а потом, в конце концов, всё равно потащился бы за ней в клуб, чтобы портить всем праздник души и тела.
Однако сегодня планеты всё ещё были под правильным углом, так что Скуало, сославшись на занятость, уехал с самого утра, обеспечив обалдевшей от свалившегося счастья Михо полную свободу действий. Ну, вернее, он строго-настрого запретил ей покидать пределы особняка, посулив сапог в анусе за непослушание, но ведь этого никто, кроме самой Михо, не слышал. Так что оставался шанс припасть на мороз и сделать глаза убитого поносом оленёнка в случае провала операции. Скуало, конечно, не отличался излишней жалостливостью, но чем чёрт не шутит.
Добраться до клуба получилось без приключений. Увидев у входа сумрачных подруг, Михо приветливо помахала им и почти бегом преодолела остаток пути. Остановившись рядом с ними, она с самым искренним недоумением посмотрела на кислую физиономию Луки и повернулась к сочувственно вздыхающей Чиэре.
— Кто сдох, а я не в курсе? — весело поинтересовалась она, одобрительно глянув на предельно короткую юбку Луки, которую та каждые пять секунд пыталась одёрнуть.
— Нашего умудрённого опытом старца не пускают в клуб, поэтому он в ангсте и печали, — отрапортовала Чиэра и гордо приосанилась, демонстрируя шикарное декольте открытого топа. — Нравится?
— Я тебя съём! — с вожделением облизнулась Михо и, моментально переключившись, вопросительно приподняла брови. — То есть как не пускают?
— Молча, — мрачно буркнула Луки и снова стала одёргивать юбку. — Они не верят, что я совершеннолетняя, а паспорт я с собой не взяла по понятным причинам.
— Оставь в покое юбку, а то ты её сейчас на колени стянешь, — покачала головой Чиэра, шлёпнув её по рукам. — Хочешь шокировать кого-нибудь труселями в сердечку — лучше задери.
— Они в цветочек! И вообще, чтоб я ещё раз поддалась на твои уговоры и надела что-то подобное — да никогда! — тихо взвыла Луки, занервничав ещё сильнее.
— Главное, на глаза начальнику в таком виде не попадайся, а то слухи о вас быстро станут правдой, — хохотнула Михо и, увидев сжавшиеся в нитку губы, подняла руки. — Так, Лулу, спокойно! По лицу не бить — я им кушаю. И вообще, — щёлкнув её по носу, она воинственно подбоченилась и повернулась в сторону входа в клуб, — как они смеют тебя не пускать? А ну посторонись!
Раздвинув паникующее братство офисного планктона, Михо бесстрашно шагнула к шкафоподобному охраннику и, состряпав самую умильную физиономию, широко улыбнулась. В итоге, через десять минут прыганий на одной ножке и клятвенных заверений, что «вот этой мелкой уже есть восемнадцать, честно-честно!», девушки всё-таки очутились по ту сторону входа — в небольшом снаружи, но неожиданно просторном внутри клубе. Гулкие басы музыки моментально прилипли к коже чужой испариной, а в ушах завибрировали перепонки, но Михо только восторженно поёжилась. Обернувшись на нервных, задёрганных подруг, она подмигнула и, ухватив их за руки, поволокла к заказанному заранее столику.
Начало многообещающего вечера окрасилось в новые цвета с первой же выпитой бутылкой спиртного. После второй заполнившие клуб люди перестали казаться такими отвратительными и вульгарными, а атмосфера, изначально поразившая лёгким унынием, стала набирать обороты.
Михо расслабленно откинулась на спинку кресла и обвела слегка осоловевшим взглядом помещение. Мысли, которые кружили над её головой чёрными воронами, потихоньку тускнели, заменяясь на незамутнённое веселье. Не хотелось думать ни о чём, особенно о свалившихся на неё в последнее время неприятностях. Михо и так была практически на пределе, из-за чего попеременно хотелось смеяться и плакать. Но самым ярким событием из всего приключившегося с ней стало знакомство с варийским капитаном — крикливой скотиной по имени Скуало. И как бы Михо ни отговаривалась, как бы ни пыталась самой себе наврать с три короба, но именно этот человек не давал ей сойти с ума окончательно. Он подбадривал её пинками и воплями, всячески отвлекал и не давал расслабляться, всё время держал в напряжении и доводил до белого каления своими истериками — словом, возвращал не терпящую сюсюканий Михо в режим полной боевой готовности всякий раз, когда у неё невольно опускались руки.
Вздохнув, Михо залпом допила ликёр и поёжилась от скользнувшего с языка в горло обжигающего тепла. Постепенно пьянея и ощущая, как густой туман заволакивает сознание, она чувствовала себя почти счастливой, особенно в удачно подобравшейся разудалой компании офисных алкоголиков, не умеющих пить. Луки, уже не стесняясь задирающейся мини-юбки, в очередной раз зависала у барной стойки в попытках купить новую порцию алкоголя. Чиэра, собирая вокруг себя третий слой восторженных поклонников, выжигала на танцполе. А Михо, наблюдая за ними и посмеиваясь про себя, думала, что для идеальности этому вечеру не хватает какой-нибудь сногсшибательной выходки.
— Затрахали! — плюхнувшись рядом на диванчик, гневно выдохнула Луки и бережно поставила на столешницу бутылку с текилой. — Даму они угостят хотят, дебилы! Дама сама в состоянии угоститься!
— О, у нас смена градуса? — весело приподняла брови Михо. — Не боишься уйти в астрал со второй рюмки?
— Не переживай. Я всё равно первая блевать, — усмехнулась Луки и замахала руками, привлекая внимание восходящей звезды танцпола. Когда с первой попытки это сделать не удалось, она сложила ладони рупором и заорала так, что наслоение поклонников мгновенно рассосалось, выпуская свою богиню: — Чиэра! Домой! Кушать!
— А ты чего так надираешься-то? — вкрадчиво поинтересовалась Михо.
— Да в печени уже сидит это в-всё, — махнула рукой Луки.
— «Всё» — это работа или начальник? — быстро разлив выпивку по рюмкам и распределив лаймы, поддразнила Михо.
— Всё вместе! — ответила за подругу подоспевшая Чиэра и шумно приземлилась рядышком в полной готовности продолжать пить.
— Ну и зря! — фыркнула Михо, поднимая рюмку. — Надо наслаждаться тем, что имеешь, потому что завтра этого может уже не быть.
— Вот поэтому и приходится надираться, — невесело хмыкнула Луки, сыпанув на запястье соли. — Чтобы убедить себя, что это действительно наслаждение.
— Тогда за сублимацию и онанизм! — Чиэра подняла свою рюмку.
— Аминь! — хохотнула повеселевшая Луки и разом опрокинула в себя алкоголь.
Дальнейшее развитие событий в глазах Михо стало постепенно размазываться, превращая в сюрреалистичный фильм с целой кучей действующих лиц. Текила, на удивление, пошла очень хорошо, поэтому остатки барьеров разрушились сами по себе, оставив на поверхности только недюжинную смелость и желание всё-таки совершить глупость. Быть может, даже не одну. Однако бравый отряд боевого настроения уже, кажется, не выдерживал: Луки, окончательно приуныв на каких-то мыслях, хмуро поглощала лайм, а Чиэра вроде и вовсе придремала, уронив голову на грудь. Требовалось каким-то образом срочно разбавлять сгустившуюся обстановку.
И тут, словно подслушав её мысли, ди-джей приглушил бахающую под потолком музыку и взял в руки микрофон.
— Дамы и господа, — прогрохотал он, — как мы и обещали в начале вечера, сегодня вас ожидает небольшое, но очень красочное шоу, которое называется «Грязные танцы». — Толпа воодушевлённо загомонила. — Девочки, прошу на сцену!
В ту же секунду из-за кулис, вышагивая длинными загорелыми ногами, выплыли красивые, как на подбор, стриптизёрши. Выстроившись вдоль края сцены, они призывно заулыбались и тут же стали изгибаться в разных позах, вызвав у собравшихся в клубе мужчин настоящий восторг. Михо на это лишь криво усмехнулась.
— Итак, — вновь заговорил ди-джей, — суть шоу заключается в небольшом соревновании между девочками. — Он подмигнул разом присмиревшей публике. — Есть ли среди вас смелые и безбашенные? — Стоящие в зале девушки отреагировали хилым «Да-а-а…». — Я не слышу! — гаркнул ди-джей, и девушки, переглянувшись, заголосили громче. — Тогда поднимитесь на сцену и покажите всем, насколько у вас горячие головы!
Он исступлённо зааплодировал, усиленно не замечая полного отсутствия энтузиазма со стороны тех, кому предстояло соревноваться с длинноногими красотками в бикини.
— Ну просто шквал желающих, — иронично хмыкнула Михо, повернувшись к слегка позеленевшей Луки. — Тебе плохо?
— Мне з-зи-ибись, — пробулькала та, старательно сглатывая. — Но, кажется, я всё-таки пропущу твой дебют, потому что мне срочно надо отлучиться.
— Да я вроде и не собиралась с ними соревноваться, — нахмурилась Михо, помогая пошатывающейся подруге принять вертикальное положение.
— Ой, да ладно. М-могу поспорить, ты их уделаешь… В смысле, не усидишь на месте, — пьяно захихикала Луки, властно отстранив её руки. — Так что иди и не позорь меня! А я постараюсь блевать как можно мелодичнее, сочиняя в процессе подбадривающие кричалки.
Представив это, Михо звонко расхохоталась. Ну как отказать, когда тебя так просят?
— Я подумаю над твоим предложением, — пообещала она и посторонилась.
Однако Луки, вместо того чтобы гордо прошествовать к уборным, вдруг склонилась над посапывающей Чиэрой и бесцеремонно потрясла её за плечо.
— Эй, составишь мне компанию?
— Волосы тебе подержать? — с трудом разлепив глаза, пробормотала та.
— И это тоже, — качнула головой Луки и, пошатываясь, двинулась к упрятанным за шторкой кабинкам.
Вздохнув, Чиэра тоже поднялась на дрогнувшие ноги и направилась следом, а оставшаяся в гордом одиночестве Михо, мысленно пожелав им удачи, налила себе ещё текилы и уставилась на сцену, куда с трудом карабкались первые желающие «забороть» опытных девиц в купальниках. Выходило глупо и нелепо, но для разбавления неожиданной скуки вполне годилось, поэтому Михо, подняв тост за энтузиазм, быстро махнула текилы и закусила лаймом.
И тут оно началось…
Нет, первое время Михо спокойно наблюдала, как пластичные и не очень девушки извивались возле шеста, тщетно пытаясь подражать заученным профессиональным движениям стриптизёрш. Но затем, после четвёртой партии разобиженных и красных от стыда претенденток, которым не удалось сорвать те же овации, что и снисходительно улыбающиеся красотки, Михо вдруг одолела почти абсурдная обида за такие нечестные игры. Ну правда! Кто из них мог взобраться на шест при помощи одних только рук, а потом соскользнуть так, чтобы это не казалось падением с вертолёта?
«Бред, — хмыкнула Михо, поднявшись на ноги. — Самый настоящий бред!»
Решительной походкой направившись к барной стойке, она многозначительно посмотрела на уставившегося на неё ди-джея и заговорщически подмигнула, затем выпросила у суетливого бармена рюмку текилы и лайм и, наконец, вскарабкалась на столешницу, ощущая себя зарвавшимся камикадзе.
Обращённые на сцену взгляды мигом переместились на слегка покачивающуюся Михо, которая, ухватившись за прохладную хромированную перекладину, мрачно ухмыльнулась.
— У нас… ещё одна участница? — уточнил ди-джей, глупо заморгав.
— У вас мастер, — усмехнулась Михо и одним махом опрокинула в себя выпивку. Поморщившись от горького привкуса, она глянула на лайм, но есть его не стала. Обхватив губами сочную мякоть, она немного надкусила её и присела на корточки. Схватив ближайшего к стойке парня за ворот футболки, она мягко втолкнула в его рот лайм и, демонстративно облизнувшись, снова поднялась в полный рост.
Спустя мгновение толпа взревела.
Моментально уловив посыл, ди-джей понятливо хмыкнул и, крутанув диск, включил заводную мелодию. Михо вновь ухватилась за перекладину и, соблазнительно прогнувшись, тряхнула волосами. Разом потеряв интерес к сцене и побледневшим от недоумения стриптизёршам, народ обратился к барной стойке, где Михо, откровенно наслаждаясь происходящим, полностью погрузилась в музыку. Ей было слишком хорошо, чтобы обращать внимание на остальных, однако кое-что всё-таки не давало ей покоя: чей-то напряжённый жгучий взгляд, клещами впивающийся в её живот и ноги. Временами Михо пыталась разглядеть в беснующейся толпе обладателя этого взгляда, но всякий раз наталкивалась на посторонние лица и успокаивалась до тех пор, пока он снова не прожигал её насквозь. Лишь когда музыка стихла, параноидальное ощущение ослабло, полностью заменившись на триумф от осознания, что запланированная глупость удалась на все сто процентов.
— Дамы и господа, — захлёбываясь восторгом, провыл ди-джей, — кажется, у нас есть победитель!
Присутствующие эхом подхватили его энтузиазм и засвистели, заголосили, приветствуя Михо и её великолепное выступление. Раскланявшись с ироничной улыбкой, та помахала рукой зрителям и легко спрыгнула с барной стойки, вознамерившись вернуться за свой столик и дождаться подруг, чтобы закончить чудесный вечер на такой запоминающейся ноте.
Вот только…
— Потрясно двигаешься, детка! — Чьи-то горячие липкие руки обхватили талию Михо, и в следующее мгновение она уткнулась лицом в чужое, пропахшее табаком и пролитым алкоголем плечо. — Не хочешь продолжить веселье в более уютной обстановке?
— Нет, спасибо, — кисло улыбнулась она и попыталась оттолкнуть нахала, но тот, переоценив свои шансы на успех, лишь расхохотался и звонко шлёпнул её по ягодицам.
— Да брось, я заплачу! — причмокнув, произнёс он, и у Михо потемнело в глазах от ярости.
Сжав руку в кулак, она отступила на шаг и, превратившись в напряжённую пружину, с размаху ударила зарвавшегося мужчину в лицо. Явно не ожидая такого сурового отпора от хрупкой на вид девчонки, тот опрокинулся навзничь, попутно задев шкафоподобного монстра, который покачнулся и случайно выплеснул на белоснежную майку своей спутницы львиную долю пива из кружки. Завизжав, девица бестолково затрясла руками, словно это как-то могло спасти её одежду, а затем, скуксившись, зарядила пытающемуся извиниться парню так, что тот слетел со стула с удивлённым возгласом поверженного мамонта. И по пути сшиб двух подростков, которые, пьяно щурясь, пытались наскрести денег на очередную порцию выпивки. Увидев, как столь тщательно собираемая мелочь разлетелась веером, парни загрустили и, подняв изумлённо моргающего обидчика, дружно вдарили ему. Однако тот, что стоял слева, слегка промазал — то ли с пьяных глаз, то ли по другой причине — и угодил в лицо подошедшего охранника. Стоило ли говорить, как сильно тот обиделся?
В общем, спустя пару минут танцпол и прочие прилегающие площади превратились в побоище. Не дрались только те, кто отсутствовал по понятным причинам. И Михо, размахивая кулаками и профессионально уворачиваясь от не особо метких ударов, почему-то было почти весело.
Пригнувшись от очередного летящего в лицо кулака, она перекинула через спину чью-то пьяную тушу и замерла, услышав чей-то грозный крик. Развернувшись так, чтобы видеть происходящее, она вскочила на высокий барный стул и едва не приросла к нему ногами, узрев похожую на привидение Луки, красного от ярости Гокудеру и висящую на его плече Чиэру, которая едва держалась на ногах. Пытаясь переорать рёв дерущейся толпы и музыку, он что-то вычитывал стремительно трезвеющей Луки, а та, в свою очередь, мёртвой хваткой держалась за свою юбку, словно ту могло разорвать на куски от его воплей. Закончив обличительную речь, Гокудера подхватил совсем обмякшую подчинённую подмышки и куда-то спешно поволок её, отпихивая на ходу тех, кто, видимо, хотел втянуть его в общее веселье. Благо, что силы у него, особенно в таком состоянии, хватало сразу на несколько дел. О судьбе Чиэры явно можно было больше не беспокоиться. По крайней мере, до утра.
Мысленно хмыкнув, Михо снова повернулась в сторону Луки, чтобы окликнуть её и призвать к стремительному побегу нафиг из клуба, и едва не навернулась, увидев, как ту за плечо схватил какой-то тип. Но не успела она даже пальцем пошевелить, как вдруг тот же тип, описав в воздухе красивую ровную дугу, приземлился на кучку упорно мутузящих друг друга подростков. В следующую минуту рядом с озирающейся по сторонам Луки эффектно материализовался Ямамото. Моментально оценив длину её юбки, он сперва удивлённо вздёрнул брови, а затем, усмехнувшись, молча стянул пиджак. Спрятав её ноги от посторонних взглядов, он завязал рукава на её талии узлом и, не слушая сбивчивых объяснений, приветливо помахал рукой наблюдающей за ними Михо. Улыбнувшись и получив такую же понимающую улыбку в ответ, он наклонился к Луки, что-то произнёс и, когда та с выпученными от ужаса глазами шарахнулась в сторону, обхватил её поперёк талии. Закинув добычу себе на плечо, Ямамото приложил два пальца ко лбу, прощаясь с Михо, и бодро направился к выходу, не обращая внимания на активное сопротивление. Теперь Михо была спокойна и за Луки.
Оставалось только себя из этой заварухи вытащить.
Конечно, можно было бы обидеться на Ямамото, ведь он, сцапав своего ассистента, был таков и даже не попытался помочь Михо вытолкаться из сборища ужратых намертво людей. Но в то же время Михо понимала, что кинься он в толпу на выручку, пострадали бы все. И Луки в том числе. Благодаря совместным тренировкам, Ямамото прекрасно знал, какая сила была заключена в теле Михо, потому не сильно-то беспокоился, и она ему была за это благодарна. Излишней опеки, даже со стороны близких, она никогда не признавала.
Соскользнув со стула, Михо хрустнула пальцами и, приготовившись рвануть сквозь толпу, вдруг почувствовала рывок за предплечье. Не глядя и даже не прицеливаясь, она почти фигурно извернулась и, размахнувшись, со всей силы всадила кулак в лицо посмевшего покуситься. Однако тот, на удивление, добычу не выпустил — лишь отшатнулся и сдавленно, но невероятно цветисто выматерился до дрожи знакомым голосом, из-за которого у Михо по позвоночнику заструился озноб, несмотря на царящую в клубе духоту.
Распахнув глаза так, что они едва не выпали из глазниц, Михо уставилась на затянутую в белую перчатку руку и лишь затем услышала напряжённое:
— Врой, баба, какого хуя ты тут вытворяешь, блядь?!
Подняв взгляд, она наткнулась на сузившиеся от ярости глаза Скуало и неожиданно присмирела, заметив стекающую из разбитого носа и капающую на ворот форменной куртки Варии кровь. Теперь становилось понятно, почему Ямамото даже не попытался предложить свою помощь по выуживанию задницы Михо из неприятностей. И вот за это на него действительно стоило обидеться.

@темы: фанфик, мини, Ямамото, Скуало, Гокудера, Katekyo Hitman Reborn!