Givsen
латентный романтик | сказочный лис | страшный человек | накуривающая муза | дрочдилер | сотона
Название: Превратности
Автор: Givsen
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
Персонажи и пейринги: TYL!Ямамото/ОЖП, TYL!Гокудера/ОЖП, TYL!Скуало/ОЖП
Рейтинг: R
Жанр: романтика, юмор, AU
Предупреждения: ООС, нецензурная лексика
От автора: несколько мини-историй про Хранителей, их ассистентов и их непростые отношения.
Дисклаймер: Амано-сама

Превратность девятая. Часть 1

Чиэра не знала, что дожди в Японии могут начинаться так стихийно и внезапно. Секунду назад вполне себе ясное небо ещё освещало закатное солнце, а через несколько мгновений откуда ни возьмись налетели мрачные тучи и на пыльных, слегка замотанных горожан низвергся самый настоящий водопад. Радовало только одно — дождь застал Чиэру и её уставшего вконец начальника почти возле гостиницы, то есть перспектива вымокнуть до нитки их, слава всем святым, миновала.
Вытащив папку с важными документами из-под пиджака, Чиэра посмотрела на раздражённого Гокудеру, который ладонью стирал с лица дождевую воду, и провела рукой по мокрым волосам. Личный транспорт пришлось оставить в аэропорту: в небольшом японском городке, куда они прибыли на важные переговоры, как раз был канун какого-то фестиваля, поэтому половину доступных и крайне нужных дорог для проезда попросту перекрыли.
Это же послужило причиной, почему именно им с Гокудерой пришлось пешком топать от пышного ресторанного комплекса до небольшого захолустного переулка, адрес которого им написал Ямамото. Чиэра тогда ему была благодарна до самых пяток, потому что поручение Гокудеры «найти подходящую гостиницу и забронировать два номера на одну ночь» оказалось практически невыполнимым из-за грядущего фестиваля. Всё, что могло быть забронировано, уже давно ожидало своих посетителей, а услужливые работники многочисленных отелей лишь убийственно вежливо извинялись, предлагая обратиться через неделю. И когда Чиэра уже готова была пасть в ноги Гокудере и умолять простить её за такую оплошность, словно по мановению волшебной палочки из воздуха появился Ямамото. Вцепившись в него, как алкаш в бутылку, Чиэра согласилась на всё — лишь бы не пришлось потом говорить начальнику, что она не справилась. Нет, Гокудера её не уволил бы — он себе не враг, чтобы лишаться настолько хорошего, крепкого нервами ассистента, но Чиэра так долго добивалась, чтобы он смотрел на неё чуть более уважительно, чем на остальных подчинённых… В общем, снова возвращаться в племя «криворуких долбоёбов» ей никак не улыбалось. И Ямамото двумя словами отрастил себе белоснежные крылья и нимб, предложив помочь.
Достав из кармана смятую влажную бумажку, Чиэра сверилась с надписью и беспомощно поджала губы, потому что Ямамото написал всё по-итальянски, а адрес на двери был красиво выполнен японскими иероглифами.
— Дай сюда, — раздражённо процедил Гокудера, заметив её затруднения. Быстро сверив адреса, он скептично приподнял брови и покосился на неё. — Это тут.
Подавив выдох облегчения, Чиэра кивнула и без промедления последовала за ним в тёплый, пропитанный ароматами каких-то трав и цветов коридор. Остановившись в лёгком замешательстве, когда их со всех сторон обволок полумрак, Чиэра сперва несколько раз моргнула, привыкая к темноте, а потом, неуверенно оглядываясь, пошла дальше. Она не раз и не два ночевала в гостиницах, причём подчас таких, что единственным желанием наутро было — уехать немедленно и забыть это место как страшный сон. Но экзотичности этой ночлежки могли бы позавидовать все: стены украшали красивые вычурные канделябры, в каждом из которых горели свечи; пол был устлан мягким ковром с кокетливой вышивкой и кисточками, а через каждые пять-шесть шагов взгляд натыкался на картины с такими композициями, что лично у Чиэры волосы на всех местах становились дыбом. Она, конечно, не претендовала на роль критика и ценителя живописи, но полотна были настолько целомудренными и вызывающими одновременно, что фантазия начинала буксовать. Для простой гостиницы, даже специально ориентированной на западных гостей, это было слишком.
«Надо будет спросить у синьора Ямамото, что это за место», — решила Чиэра, провожая взглядом очередное изображение излишне красивой японки в многослойном кимоно, которая, смиренно сложив руки на коленях, улыбалась расположившемуся неподалёку самураю, держащему в руках рукоять меча. Зацепившись глазами именно за пресловутую рукоять, Чиэра притормозила и, прищурившись, стала вглядываться в изображение, силясь понять, что с ним не так. Однако прежде чем уставший от длительного перелёта, затяжных переговоров и утомительных поисков мозг сумел оценить увиденное и проанализировать его как следует, раздался стальной голос Гокудеры:
— Чиэра, живо сюда.
Спохватившись, Чиэра сразу выбросила из головы картину и быстрым шагом преодолела оставшееся расстояние до административной стойки. Завернув за угол, она едва не воткнулась носом в спину Гокудеры и, подняв голову на пожилого улыбчивого мужчину-администратора, невольно заулыбалась в ответ.
— Скажи мне, где ты нашла адрес этого отеля? — неожиданно спокойно и мирно поинтересовался Гокудера, не поворачиваясь к ней. Чиэра сразу почувствовала себя не в своей тарелке, потому что не смотрел суровый начальник Гокудера Хаято на распекаемых подчинённых только в одном случае — когда опасался, что не сдержится и убьёт их на месте.
— М-мне помогли, — пролепетала она.
Вновь глянув на администратора, который продолжал улыбаться, она с трудом сглотнула, ощутив себя загнанным в мышеловку тушканчиком. Затем она осмотрелась и окончательно убедилась, что попала как кур в ощип. В этом холле всё — от потолка до пола — было сплошной иллюстрацией того, как следовало проводить свободное время мужчинам и женщинам, если они состояли в достаточно близких отношениях. От этого по позвоночнику вниз пополз озноб.
— Кто тебе помог? — спросил Гокудера, и от его ледяного тона у Чиэры вспотела спина.
— Синьор Ямамото, — обречённо призналась она, опустив голову.
— Ах синьор Ямамото! — Гокудера наконец-то посмотрел на неё, и она тут же возжелала, чтобы он отвернулся снова. — А с какого хуя синьор Ямамото взялся заказывать нам номер, если я попросил это сделать тебя?
Прижав папку к груди с таким видом, будто это могло спасти ей жизнь, Чиэра с трудом сглотнула и почти прошептала:
— Потому что я не смогла найти для нас гостиницу. Всё, что попадалось под руку, было уже занято… — Она подняла несчастный взгляд на пышущего гневом начальника. — Фестиваль, синьор Гокудера, за неделю до его начала забронировали практически всё. А потом появился синьор Ямамото и предложил помочь. Сказал, что он вырос в Японии и точно знает, что и где заказывать…
— И ты согласилась, — прошипел Гокудера, хлопнув себя ладонью по лбу.
— И я согласилась, — кивнула Чиэра.
— Идиотка, — выплюнул он и, повернувшись к изумлённо моргающему администратору, что-то быстро произнёс на японском языке. Тот в ответ снова широко улыбнулся и залопотал с какой-то воистину запредельной скоростью, не повышая и не понижая интонацию, из-за чего стало казаться, будто вся его фраза состоит из одного огромного слова.
Закончив, японец развёл руками и с интересом посмотрел на наблюдающую за разговором Чиэру. Та сразу встрепенулась, почувствовав себя крайне некомфортно, и с преувеличенным вниманием отвернулась к большой напольной вазе, из которой торчал бамбук. Гокудера, тоже кинув не предвещающий ничего хорошего взгляд на полыхающую ушами подчинённую, устало вздохнул и снова заговорил, но теперь уже с долей нажима, на что администратор собрал брови домиком и покачал головой. Он произнёс что-то ещё и указал пальцем на какие-то карточки за спиной.
— Охуеть, — констатировал Гокудера, опершись руками на стойку. — Ты хоть понимаешь, где мы оказались? — Получив полный искреннего недоумения взгляд в ответ, он ехидно усмехнулся и, взяв услужливо подсунутые японцем ключи, мотнул головой. — Ну идём тогда, покажу, куда нас пропихнул этот долбоёб. Надеюсь, после этого ты точно больше никогда не станешь принимать его помощь.
Поблагодарив сквозь зубы администратора, Гокудера решительно направился к лифту. Послушно засеменив за ним, Чиэра украдкой обернулась на продолжающего цвести улыбкой японца и, наткнувшись на его любопытствующий взгляд, поспешно отвела глаза. Её отчего-то это страшно смутило.
Шагнув в гостеприимно распахнувший дверцы зеркальный лифт, Чиэра замерла рядом с Гокудерой, который сбивчивым движением скинул промокший пиджак, и уставилась в пол. Она чувствовала себя крайне виноватой, но извинения никак не могли прорваться сквозь толщу осознания, что сейчас неподходящее время.
Лифт мелодично звякнул, оповещая об остановке, и в следующее мгновение Чиэра позабыла вообще обо всём, уставившись на открывшийся во всей красе вид на номер. В утопающем в бордово-красных тонах просторном помещении мебель практически отсутствовала, исключая пару кресел, между которыми стоял небольшой кофейный столик с доверху набитой блестящими квадратными упаковками вазочкой и бутылкой шампанского. На стенах были развешаны симпатичные картинки с изображением героинь аниме в разной степени раздетости. Однако взгляд Чиэры прилип вовсе не к этим маленьким эротическим мелочам. Всё её внимание приковала к себе кровать: здоровенная, круглая и, судя по всему, вращающаяся. Она была накрыта воистину огромным покрывалом и украшена маленькими симпатичными подушками.
Сглотнув, Чиэра подняла взгляд выше и едва не провалилась сквозь землю от стыда, узрев на потолке большое зеркало. Как раз ровно над кроватью.
— Ну как? — издевательски ласково поинтересовался Гокудера, когда его подчинённая за пару секунд умудрилась трижды сменить цвет кожи.
— Эт-то что? — моргая так, словно ей в глаза брызнули из газового баллончика, пискнула Чиэра.
— Это Отель Любви — одна из самых экзотичных достопримечательностей Японии, куда любят наведываться как дикие туристы, так и местные жители, — громко и внятно произнёс Гокудера, наслаждаясь произведённым эффектом. — Они снимают тут номера, чтобы сбросить накопившуюся усталость, стресс и прочее. Словом, потрахаться быстро, качественно и без лишней суеты. Понимаешь, о чём я?
Проглотив язык и все слова заодно, Чиэра замерла прибитым на месте зайцем и снова уставилась на зеркало над кроватью, медленно осознавая, что такой жопы она себе и предположить не могла.
— Нам… нам нужно снять другой номер! — панически забормотала она, пытаясь нащупать в кармане телефон. — В смысле, в другом отеле!
— Удачи, — хмыкнул Гокудера и, устало почесав шею, прошёл прямиком к кровати. — Администратор сказал, что в лучшем случае у нас получится заселиться в другой Отель Любви, но уже не на всю ночь, а всего на пару часов, чтобы быстренько перепихнуться.
Швырнув мокрый пиджак на покрывало, он сел и, вздохнув, поднял трубку стоящего на тумбочке телефона. Дождавшись, когда ему ответят, он что-то быстро произнёс, затем, подумав, добавил ещё пару фраз и повернулся, наконец, к трясущейся от озноба и шока Чиэре.
— Сейчас нет смысла дёргаться, так что проходи, располагайся, — приподняв бровь, сказал Гокудера. — В любом случае, пиздюлей и тебе, и бейсбольному придурку я выпишу только завтра. Сейчас я хочу спать.
— Н-но как… — промямлила Чиэра. — В смысле, как мы с вами?..
— Каком кверху! — рявкнул Гокудера, потеряв терпение. — Кровать большая — как-нибудь уляжемся. — Он потянул узел галстука. — Да, кстати, я попросил отдать наши костюмы в химчистку, так что раздевайся. Через десять минут за ними зайдут. — И, видя замешательство подчинённой, страдальчески закатил глаза. — Блядь… В ванной есть халаты и, кажется, пижамы, так что иди переодеваться уже. Ну или душ там прими, а то меня тошнить начинает от твоей виноватой физиономии. Не порть мне и без того говняное настроение.
Понятливо кивнув, Чиэра бочком протиснулась мимо кровати в сторону ванной комнаты и, проскользнув внутрь, обессилено сползла на пол. Ноги тряслись, а спина взмокла от старательных усилий, которые она прилагала, чтобы не упасть в обморок прямо там, у ног Гокудеры. Перспектива провести ночь в одной кровати с мужчиной, о котором она думала едва ли не ежеминутно, особенно учитывая специфику работы, наполняла тело слабостью, из-за чего Чиэра внезапно почувствовала себя практически смертельно уставшей, хотя полчаса назад могла проскакать козликом ещё пару километров, прежде чем свалиться замертво.
Однако теперь… в такой ситуации…
«Ну, синьор Ямамото! — тоскливо подумала она, дрожащими руками расстёгивая крохотные пуговицы блузки. — Ну удружил, блин!»
Подобравшись ближе к ванне, Чиэра вздохнула и, выудив телефон, набрала давно знакомый номер. Дождавшись, когда из динамика раздастся полузадушенное усталое «Да?», она прижала трубку плотнее к уху и почти прорыдала, съёжившись на полу в комочек:
— Луки-и-и! Что мне де-е-елать?!
— Чи-чиво? — ошалело переспросила та и, отняв телефон от уха, протараторила в сторону: — Вот здесь нужна подпись, без неё не возьму на оформление. Нет, печать без подписи не ставится, а от шоколада я толстею, так что идите и подписывайте! — Вернувшись к разговору, она понизила интонацию и взволнованно поинтересовалась: — Что у тебя там стряслось?
— Всё плохо! И во всём виноват синьор Ямамото! — выпалила Чиэра, стараясь говорить так, чтобы её не было слышно вне стен ванной комнаты.
— А он-то тут каким местом? — совсем растерялась Луки.
— Всеми сразу! И если его не убьёт синьор Гокудера, явно пристукну я. Если, конечно, сама выживу после этой ночи! — жарко прошептала Чиэра, подтянув колени к подбородку.
— Да объясни ты толком! — взмолилась Луки, мало что понимая из путанной торопливой речи.
Однако рассказать всё в красочных подробностях Чиэра не успела: по ту сторону эфира раздался тихий отдалённый хлопок двери, и в следующее мгновение Луки, пискнув, протестующе запричитала. Судя по щёлкающим звукам, кто-то посторонний вцепился в её телефон и стал его отвоёвывать, сопровождая это тихим смехом и увещеваниями, что он всё сейчас быстро уладит.
— Привет! Как погодка? — Ямамото, выхвативший всё-таки трубку, практически сиял от восторга. Этого, конечно, видно не было, но Чиэра с нарастающей злостью ощущала его отличнейшее настроение через тысячи километров.
— Отвратительная, синьор Ямамото! — прошипела она. — И с каждой минутой всё хуже! Дождливо, блин, и ветрено!
— Надо было зонтики брать, — жизнерадостно посетовал тот и засмеялся, услышав глухой комментарий от Луки, который Чиэра не разобрала из-за помех.
— Синьор Ямамото, ну за что вы так со мной? — решив забить на хождение вокруг да около, просипела она.
— Неужели плохой номер? — очень натурально удивился тот и задумчиво хмыкнул. — Странно, выбирал как для себя.
— Вот и ехали бы сюда сами! — не выдержав, съязвила Чиэра. — Вы знаете, как синьор Гокудера отреагировал на это… заведение?!
— Представляю. Он на тебя наорал?
— Н-нет, — подумав, созналась Чиэра.
— Пообещал шкуру живьём содрать?
— Тоже нет.
— Заставил искать новую гостиницу?
— М-м… нет.
Чиэра опустила голову и поёжилась от пробежавшегося по ступням сквозняка. Повернувшись к двери, она заметила небольшую вешалку с пушистыми банными халатами и тумбочку, где предположительно хранились пижамы. Хоть какой-то плюс в этом скопище минусов.
— Ну вот видишь, — протянул Ямамото, понизив интонацию. — Гокудера, конечно, вспыльчивый и гневливый, но не дурак же. Он не станет пениться по мелочам, тем более что прекрасно понимает, как сложно сейчас найти хоть что-то на замену.
— Да уж… — пробормотала Чиэра, смирившись с неизбежностью и поставив себе на будущее зарок — никогда больше не доверять Ямамото Такеши свои поручения. Никогда.
— К тому же, — продолжил Ямамото, — в этих отелях наверняка можно найти массу увлекательных занятий.
— Например? — вспыхнула от смущения Чиэра.
— Если честно, понятия не имею, — засмеялся Ямамото. — Тут лучше Гокудеру спрашивай. Он, кажется, раньше, когда в одиночку раскатывал по встречам, частенько останавливался в подобных местах, так что по-любому должен быть в курсе.
Чиэру будто пыльным мешком по голове огрели. Запнувшись, она проглотила неприятный горький привкус от этой новости и вздохнула. Нет, она, конечно, знала, что синьор Гокудера был не из той породы людей, которые отказывали себе в мирских удовольствиях, но пока кто-то не произнёс это вслух, она наивно окружала его ореолом благородства, без примесей низменных поползновений. Глупо, наверное, ведь он, даже будучи героем всех грёз и ужасом всех отделов, оставался мужчиной. Здоровым, половозрелым мужчиной, у которого были определённые потребности.
— Ты ещё тут? — подал голос Ямамото, когда молчание затянулось.
— А? Да! — встрепенулась Чиэра, вынырнув из круговорота предположений, с кем именно Гокудера мог уединяться в подобных номерах.
— Извини, — виновато пробормотал он. — Не то ляпнул, да?
— Что?! Нет-нет, всё нормально! — Чиэра, окончательно очнувшись, покраснела до кончиков ногтей. Она попыталась резво встать на ноги, чтобы казаться бодрее, однако не рассчитала близости большой керамической ванны, поэтому звучно приложилась коленом о загнутый бортик и обречённо заскулила от боли.
— Не переживай, — хмыкнул Ямамото, услышав несколько крепких ругательств, а затем неожиданно понизил голос до шёпота: — Хочешь, я скажу тебе одну вещь?
— Какую? — простонала та, рассматривая наливающийся краснотой след на колене.
— Сначала пообещай, что не будешь сердиться на меня за ночёвку в Отеле Любви! — Чиэра практически увидела, как он заговорщически прищурился, это заставило её улыбнуться.
— Хорошо, обещаю, — тихо хохотнула она.
— Замётано, — воодушевился Ямамото и заговорил: — Гокудера раньше никогда не брал с собой в поездки личных помощников. Его бесила одна только мысль о том, что придётся проводить с кем-то посторонним более двух часов в день без возможности уединиться и сосредоточиться на работе. Его предыдущие ассистенты выполняли одну определённую роль — они не мешали. Были чем-то средним между офисным растением и прикрытием для Гокудеры, потому что Тсуна пару раз насильно прогонял его в отпуск, говоря, что его правая рука должна отдыхать, иначе она рано или поздно отвалится.
Ямамото прервался ненадолго, чтобы дать кому-то поручение, а Чиэра, едва дыша от волнения, даже про ноющую боль в ушибленном колене позабыла. Нет, она прекрасно знала из разговоров в отделе, что личные помощники Гокудеры Хаято были не работниками, а, скорее, грушами для битья. Он не доверял никому свои дела, поэтому все его ассистенты в той или иной степени маялись бездельем, присутствуя на работе постольку поскольку. Чиэра стала первым и единственным помощником, который показал себя с так, что напряжённый, как сжатая пружина, Гокудера постепенно оттаял. Это ей неимоверно льстило.
— Другими словами, — вновь подал голос Ямамото, вернувшись к прерванному разговору, — ты пока единственный человек, от чьей помощи Гокудера не отказывается. Более того… — продолжил он, но тут в динамике внезапно булькнуло, а затем связь сбросилась, оборвав такие волнительные и многообещающие откровения на самом интересном месте.
— Ёпт! — вырвалось у Чиэры, когда она в недоумении уставилась на заряженную практически до упора батарею и полное отсутствие денег на счету. Видимо, переговоры между Японией и Италией рассчитывались по какому-то воистину драконовскому тарифу, если с неё сняли всё, угнав баланс в минус.
Вздохнув и передёрнув плечами, Чиэра с трудом подавила глуповатую мечтательную улыбку и, мысленно дав себе пощёчину, решительно перелезла бортик ванны. Нужно было всё-таки принять душ. В конце концов, ей предстояла долгая бессонная ночь в одной кровати с мужчиной мечты, поэтому хотелось выглядеть и пахнуть соответственно случаю.
Спустя несколько минут Чиэра на цыпочках прокралась к тумбочке с пижамами и воровато глянула на дверь, замки у которой хоть и выглядели хлипкими и ненадёжными, но всё равно дарили некоторое чувство успокоения. Видимо, хитрожо… дальновидные японцы вполне допускали возможность, что девушка, даже если она пришла с определённой целью, могла засмущаться и пожелать уединиться в ванной комнате, чтобы оплакать свою девственность.
«Ну или побрить стратегически важные места, если уж на то пошло, — хмуро подумала Чиэра, распахнув дверцу тумбочки. — Вряд ли мужчину до крайности возбудит вид стоящей враскоряку дамы сердца, если он решит начать любовные приключения с внезапной нотки».
Уставившись на ассортимент коротких атласных женских сорочек, которые отличались друг от друга лишь красочностью узоров на самых неожиданных местах, она обиженно засопела и мысленно похоронила мечту о чём-то более уютном и домашнем. Нет, с одной стороны, всё было верно и продумано — какой здравомыслящий мужчина устоит перед шмоткой, которую и снимать-то не требуется, чтобы разглядеть всё в подробностях, но с другой…
— Ёбтвою… — тихо пробормотала Чиэра, приподняв невесомый кусочек ткани с обшитым ажурными вставками подолом.
…с другой стороны, был Гокудера Хаято и то, что он всё ещё являлся её начальником. Суровым, очень уставшим и перманентно раздражённым. И махать у него перед носом красной тряпкой в виде собственной полуголой задницы было как минимум неосмотрительно.
Однако выбора у Чиэры не было, потому что мужской вариант пижамы выглядел немногим лучше. Вернее, он состоял только из свободных атласных штанов, а это не оставляло беспробудно пьющей фантазии совсем никаких шансов.
— Ты там уснула, что ли? — раздался за дверью сердитый голос Гокудеры, и Чиэра от неожиданности выронила сшитую из прозрачных кружев ночнушку. — Шевелись давай, тут за костюмами пришли.
— Сейчас! — задушено пискнула она, беспомощно глянув на россыпь цветных дырявых тряпочек.
С присвистом вздохнув, Чиэра схватила наименее похожую на дуршлаг сорочку и быстро нацепила её на себя, искренне надеясь, что не выглядит сейчас, как косящая под элиту проститутка. Мельком глянув на себя в большое зеркало, она скривилась. Да уж, взрослая женщина, мать шестилетней девочки. Цирк с конями, проходите, присаживайтесь.
Подумав, Чиэра стащила с вешалки халат. Завернувшись в него по самые уши, она быстренько сгребла сброшенный в кучку костюм и, сглотнув, щёлкнула замком.
— Ну наконец-то, — с сарказмом протянул Гокудера, когда она осторожно выплыла из ванной комнаты, — а я уж думал, что ты там ночевать собралась. — Схватив с покрывала свой пиджак, он втолкнул его в руки Чиэры и быстро скрылся за дверью, бросив сквозь зубы: — Через пять минут зайдёшь за рубашкой и брюками.
Подавленно кивнув, Чиэра крепче прижала к себе одежду и обратила, наконец, внимание на стоящую у лифта миловидную японку.
— Здрасьте, — натянуто улыбнулась она, и японка тут же приветливо расцвела в ответ, поклонившись и пролопотав что-то на своём языке.
Покивав, Чиэра с видом преданного Тузика замерла возле двери в ожидании, когда отведённое время закончится. Японка, сцепив маленькие ручки в замок, тоже притихла, изредка кидая в её сторону заинтересованные взгляды. Совсем как тот администратор на первом этаже. Либо европейцы в их заведении были редкостью, либо конкретно Чиэра и Гокудера представляли собой наиболее любопытные экземпляры. Иной причины, почему эти странные люди так на них пялились, Чиэра не находила. Вернее, она не хотела признавать очевидное: администратор прекрасно понял, что отношения между красивым итальянским мужчиной и покрывающейся красными пятнами девушкой были далеки от тех, с которыми обычно бежали к ним снимать номер. И теперь половина персонала наверняка делала ставки — подействует ли на зажатых гостей атмосфера Отеля Любви или нет.
«Я, конечно, обещала, что не буду сердиться на синьора Ямамото, но… — Чиэра неловко переступила с ноги на ногу, бросив косой взгляд на продолжающую таращиться японку. — Но это пипец как выводит из себя!»
Когда в ванной, наконец, зашумела вода, а посекундный счёт подошёл к концу, Чиэра сглотнула и нерешительно поскреблась в дверь, надеясь таким образом дать понять Гокудере, что она входит. Произнести это вслух она не могла — язык отнялся ещё минуте на третьей, когда перед глазами ярким полотном вспыхнул образ обнажённого тела под упругими струями воды.
Шагнув в душное, наполненное ароматами цитрусов и мяты помещение, Чиэра сперва зажмурилась, но потом всё-таки приоткрыла один глаз и с облегчением выдохнула, увидев, что Гокудера решил не травмировать издёрганную подчинённую и прикрыл тылы полиэтиленовой шторкой. Хотя это, в общем-то, не сильно спасло, потому что его силуэт — вытянутый, поджарый, с темнеющими росчерками татуировок на лопатках — всё равно прекрасно угадывался.
— Распорядись, чтобы к завтрашнему утру костюмы были высушены и выглажены, — громко и внятно произнёс Гокудера, услышав щелчок дверной собачки.
— Хорошо, — машинально кивнула Чиэра и тут же спохватилась. — Погодите, я же языка не знаю! Или та девушка разговаривает по-итальянски?
— Да. Ровно так же, как ты — по-японски, — ехидно усмехнулся Гокудера и шумно фыркнул от воды. — Хрен с тобой, я сам позвоню потом. Свободна.
Впихнув невнятный комок из двух деловых костюмов в руки услужливо улыбающейся девушки, Чиэра плюхнулась в кресло и с тоской покосилась на бутылку с шампанским. В таких обстоятельствах, честно говоря, тянуло выпить. Причём не просто выпить, а нафигачиться до состояния безобразной фиолетовой свиньи, как в тот раз с девчонками в клубе. И чтобы единственной насущной проблемой у неё остался только превратный выбор, куда блевать — в унитаз или в раковину.
Однако делать это в присутствии непосредственного начальника было немного глупо, поэтому Чиэра, закусив губу, отвернулась от покрытой запотевшими капельками бутылки и посмотрела на дисплей мобильного телефона. Страшно хотелось позвонить Луки и потребовать синьора Ямамото, чтобы закончить завершившийся на такой интригующей ноте разговор, но баланс по-прежнему отсвечивал минусовым значением, а сама Луки отчего-то не перезванивала. Либо они решили не париться по поводу её душевного равновесия, либо по уши погрязли в работе.
Крутанув мобильник на стеклянной столешнице, Чиэра хотела уже закинуть ноги на подлокотник и потянуться, но тут внезапно тренькнул лифт и в следующее мгновение дверцы распахнулись, явив взгляду большую плетёную корзину, наполненную свежими фруктами. Опасливо оглянувшись, Чиэра приблизилась к пустой кабине, заглянула в неё и, не найдя никого, растерянно пожала плечами. Видимо, сервис этого странного во всех отношениях отеля включал и такие приятные мелочи.
Подхватив корзину и водрузив её на столешницу, Чиэра посомневалась, а затем, не выдержав, взяла банан. Почувствовав нарастающий бунт в полупустом желудке, она быстро сняла с него кожуру и, замычав от удовольствия, откусила. На вкус фрукт оказался ещё прекраснее, чем на вид.
— Вообще-то я еду заказывал, а не десерт, — внезапно раздалось сзади. — Ладно, всё равно уже пора ложиться спать.
Едва не подавившись, Чиэра обернулась и тут же потеряла дар речи. Гокудера, одетый в так называемую пижаму, то есть в широкие атласные штаны, стоял посреди комнаты. В отличие от Чиэры, утруждать себя ношением халата он не стал, поэтому в довольно тусклом свете настенных ламп его кожа на плечах и груди казалась бриллиантовой из-за срывающихся с влажных волос капель.
С трудом проглотив вставший поперёк горла банан, Чиэра спешно отвернулась и моментально сняла ограничение с эмпатии. Мысль о том, что рядом с этим человеком ей придётся провести в одной кровати всю ночь, внезапно стала похожа на раскалённое клеймо, поэтому ей срочно потребовалась порция хладнокровия Гокудеры.
Однако вместо того чтобы успокоиться и взять себя в руки, Чиэра, полной грудью вдохнув чужие эмоции, внезапно закашлялась и почувствовала себя ещё хуже. Чихнув, она нашарила рукой кресло и присела, чтобы отдышаться. Складывалось ощущение, будто она добровольно втянула носом порцию лавы, которая чистым огнём обожгла горло и лёгкие, и это было очень странно, учитывая внешнюю невозмутимость Гокудеры, который лишь изумлённо приподнял брови.
— Ты в порядке? — спросил он, бросив полотенце на соседнее кресло.
— Подавилась, сейчас пройдёт, — напряжённо отозвалась Чиэра и затаила дыхание, чтобы исключить возможность повторного касания.
Хмыкнув, Гокудера взял яблоко из корзины. Надкусив его и подумав пару мгновений, он отправился на небольшую лоджию, чтобы покурить. Распахнув высокие узкие дверцы, он поёжился от прохладного ночного воздуха и решительно зашагал в ванную комнату. Вернулся он через минуту упакованным в большой банный халат, и Чиэра, наконец, облегчённо выдохнула, чувствуя себя в эмоциональном плане практически изнасилованной. Этот человек был для неё слишком сильным катализатором.
Проторчав на балконе около получаса, Гокудера успел выкурить штуки четыре сигареты, съесть яблоко, поцапаться с кем-то по телефону и мрачно обругать случайного прохожего на японском языке. Когда он, наконец, вернулся в комнату, Чиэра, с ногами забравшись в кресло и завернувшись в тёплый халат, уже потихоньку клевала носом.
— Давай спать, — буркнул Гокудера, увидев её покрасневшие от усталости глаза, — а то утром нихера не проснёмся.
Кивнув, Чиэра поплелась к кровати. Бухнувшись с самого краю, она укрылась одеялом, с наслаждением закрыла глаза и расслабленно улыбнулась, предвкушая недолгий, но столь желанный сон. Однако стоило свету погаснуть, а кровати — прогнуться с другой стороны, с неё тут же слетела сонная дымка. Уставившись стеклянными глазами в стену, Чиэра гулко сглотнула и замерла, боясь даже пошевелиться. А спустя пару мгновений с верхнего этажа стали доноситься ритмичные поскрипывания и хорошо различимые стоны, создавая воистину патовой ситуации незабываемый саундтрек.
Вне всякого сомнения, им предстояла очень долгая ночь…

@темы: Katekyo Hitman Reborn!, Гокудера, Скуало, Ямамото, мини, фанфик