19:45 

Превратности

Givsen
латентный романтик | сказочный лис | страшный человек | накуривающая муза | дрочдилер | сотона
Название: Превратности
Автор: Givsen
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
Персонажи и пейринги: TYL!Ямамото/ОЖП, TYL!Гокудера/ОЖП, TYL!Скуало/ОЖП
Рейтинг: R
Жанр: романтика, юмор, AU
Предупреждения: ООС, нецензурная лексика
От автора: несколько мини-историй про Хранителей, их ассистентов и их непростые отношения.
Дисклаймер: Амано-сама

Превратность одиннадцатая

Если на вас нежданно-негаданно сваливается халява, лучше десять раз подумайте, прежде чем бросаться на неё оголодавшим тюленем, потому что за простым бесхитростным предложением может скрываться самая настоящая подстава.
Если верный друг и товарищ, вместе с которым вы съели не один пуд соли, внезапно предлагает пойти куда-нибудь вместо него, подумайте не десять, а желательно раз сто, прежде чем соглашаться. Друг другом, но ведь он может и не знать, в какую жопу толкает вас самым ненавязчивым образом.
Если же вы всё тщательно взвесили, продумали и всё-таки решились на ответственный — или безответственный? — шаг, пеняйте только на себя.
— Кино? — Чиэра задумчиво посмотрела в окно приёмной, за которым обманчиво приветливо светило яркое солнышко, и поёжилась.
Морозы в Италии, конечно, были не такими жестокими, как в других странах, но даже при благоприятном климате малейшее понижение температуры мгновенно сказывалось на всех обитателях особняка Вонголы. Особенно на Луки, которая болела чуть чаще, чем постоянно, и в данный момент как раз валялась в кровати с простудой.
— Ага, — хрипло раздалось с того конца провода. — Я сейчас больше труп ходячий напоминаю, а билеты жалко. Сходите с Михо, повеселитесь за меня.
— Что хоть за фильм-то? — хохотнула Чиэра, усевшись обратно в офисное кресло. Ходить в кино она очень даже любила, особенно в последнее время, когда на это элементарно не оставалось ни единой свободной минуты.
— Да хер его разберёт, — проворчала Луки. Зашуршав чем-то, она трагически вздохнула и, запинаясь, прочитала: — «Букет незабудок». Чёт… чёт я понятия не имею, про что он.
— Ладно, забей, я потом в интернете посмотрю, — хмыкнула Чиэра. — Как ты вообще умудрилась купить билеты на фильм, о котором нифигашеньки не знаешь?
— Да это не я же покупала. Ямамото-сан, видимо, стал жертвой укуса креативности, поэтому решил, что нам позарез надо в предновогодний вечер посетить кинотеатр.
— И ты согласилась? — ошеломлённо уточнила Чиэра. Луки всё время руками и ногами отпиралась от любого, даже самого прозрачного намёка на свидание с начальником, а тут внезапно сдалась — уму непостижимо. Или не одного Ямамото креативность изволила покусать?
— Он застал меня врасплох, — сокрушённо призналась Луки.
— Сунул кляп в рот, связал и принудил к насильственному подписанию контракта? — издевательски поинтересовалась Чиэра.
— Ты… — Луки закашлялась, давясь возмущением. — Ты самая настоящая задница, ты в курсе?
Чиэра пожала плечами.
— Ну само собой. Поэтому-то мы с тобой и вместе.
— Я требую развод и делёж домашних тапочек. — Луки трагически вздохнула и мрачно спросила: — Так ты будешь брать билеты или мне их выкидывать?
— Ты что, не вздумай! — запротестовала Чиэра, подскочив на месте. — Сегодня вечером заеду и заберу их.
— Договорились. Только позвони заранее, а то от этих лекарств я только и делаю, что сплю — могу не услышать стука в дверь. — Луки звучно чихнула и заныла: — Ну почему я такой неудачник? Заболеть в сочельник. Пиздец!
— Отнесись к этому с юмором, — фыркнула Чиэра, наматывая локон волос на палец. Тоскливо оглядев офис, где, по счастью, пока что отсутствовал начальник, она вздохнула: — Ты, можно сказать, отдыхаешь. А я буду впахивать до самого Нового года, а то и дольше.
— Приезжай в гости, я буду целовать тебя, пока не заражу, — сипло захихикала Луки.
— Боюсь, тогда синьор Гокудера лично сделает мне вотакенную клизму с убийственной дозой противогриппозных препаратов и всё равно заставит работать. — Чиэра закатила глаза, прикинув грядущее поле деятельности. Картинка выходила настолько непозитивная, что она предпочла отмахнуться от неё. — И вообще, лучше пусть синьор Ямамото займёт моё место. Будете лежать все праздники в одной кровати и дружно громыхать соплями. Сказка же!
— Иди в пень! — хмуро буркнула Луки.
Чиэра засмеялась, но в следующую секунду осеклась, потому что дверь кабинета с треском распахнулась, явив взгляду яростно матерящегося Гокудеру. Округлив глаза, она быстро попрощалась и аккуратно положила трубку на стол, надеясь, что гнев начальства минует её голову и ударится в кого-нибудь другого.
— Сегодня! — рявкнул Гокудера в динамик мобильного телефона так, что тот по всем канонам просто обязан был треснуть. — И если твоя жопа через час не материализуется в поле моего зрения, следующий год ты проведёшь на больничном, сшивая её обратно!
Свирепо зарычав, он швырнул телефон в кресло и повернулся к притихшей Чиэре.
— Ненавижу долбоёбов! — изрёк он.
Чиэра хотела уже кивнуть, но не решилась. Моргнув, она сглотнула и постаралась улыбнуться.
— Желаете кофе?
— Желаю убить всё живое в радиусе двадцати миль. — Гокудера усмехнулся, взъерошив волосы. — Так что принеси мне виски и таблетку аспирина, пока я не начал претворять свой план в жизнь.
Чиэра мельком глянула на часы, но перечить возжелавшему выпить посреди дня начальнику не стала. Душевное равновесие ей было весьма дорого, чтобы так сильно рисковать им в угоду всяким там моральным принципам, поэтому она споро метнулась к находящемуся неподалёку бару, а затем достала аптечку, молясь всем святым, чтобы это помогло Гокудере собрать самообладание в кулак и дожить до вечера без жертв и лишних треволнений.
Когда электронные часы бодро отрапортовали, что время перевалило за десять вечера, Чиэра отлипла, наконец, от монитора и воспалёнными от усталости глазами посмотрела на сумрачно жующего фильтр сигареты Гокудеру. Виски, который она принесла ему, так и остался нетронутым, так что можно было рассчитывать на более-менее адекватную реакцию в ответ на просьбу отправиться домой.
— Синьор Гокудера, — позвала Чиэра. Тот оторвал мутный взгляд от бумаг. — Можно мне идти домой?
Гокудера поджал губы.
— Отчёты? — хмуро спросил он.
— Готовы.
— Три контракта.
— Завтра только подписать.
— Документация к проведению тендера?
— Вывешена на сайте, уже собирает заявки.
Вздохнув, Гокудера откинулся на спинку кресла, из-за чего то протяжно скрипнуло, и нехотя буркнул:
— Тогда свободна.
Торопливо закивав, Чиэра подхватила вещи, закуталась в шарф и неожиданно остановилась, уловив в воздухе то, на что ранее не обратила внимания: Гокудера не курил, не разговаривал по телефону и не ругался вполголоса, как он делал всегда, когда выдавалась свободная минутка. В данный момент он просто сидел, глядя в потолок, и молчал, пребывая, видимо, в глубокой задумчивости. Таким Чиэра его видела всего два раза за всё время их знакомства: когда они возвращались из командировки с жутчайшим похмельем и когда Бьянки попала в весьма неприятную аварию. Причём последнее произошло около полугода назад, в момент, когда работой были завалены все, включая даже не самый занятой транспортный отдел. Несмотря на целую прорву контрактов, подрядчиков и недобросовестных клиентов, Гокудера бросил всё и несколько дней торчал в больнице, после чего ещё около суток не отлипал от унитаза, переобщавшись с сестрой.
Но что произошло в этот раз, Чиэра совсем не представляла.
— Синьор Гокудера, — почти шёпотом произнесла она, — с вами всё в порядке?
Тот дёрнулся, словно она ударила его по голове своим голосом. Заморгав, он повернул голову и поджал губы, готовясь, видимо, рявкнуть как следует и этим обрубить неуместное беспокойство, но что-то его удержало. Вместо этого он пожал плечами и махнул рукой.
— Завтра не опаздывай. У нас три подрядчика должны получить контракты. Затянем хотя бы на день — не расхлебаем.
Чиэра кивнула, помялась ещё немного, но потом всё-таки покинула кабинет. Гокудера ни с кем никогда не откровенничал, и его личная помощница исключением, увы, не была, так что оставалось в очередной раз принять это и смириться, тем более что её уже давно ждала Луки с двумя билетами на фильм, о котором ни она сама, ни Чиэра не имели ни малейшего представления.

***

— Кино? — Брови Михо поползли вверх, когда Чиэра помахала у неё перед носом билетами.
— Халява, чувак, — самодовольно хмыкнула та. — Наша бессмертная Луки слегла с вульгарной простудой, так что я намереваюсь сделать дубликат ключей от её квартиры и вручить его синьору Ямамото, чтобы тот не сильно обламывался из-за невозможности посидеть на местах для поцелуев.
Михо расхохоталась.
— Коварный манипулятор.
— Ну так что? Пойдёшь со мной? — снова спросила Чиэра, собрав брови домиком.
На лицо Михо набежала тень.
— Я бы рада, пончик, но у меня намечается пиздецовая поездочка на север Италии в гости к будущему мужу. — Закатив глаза, она измученно застонала. — Кто бы знал, как сильно мне не хочется пилить в стужу, чтобы неделю изображать радость, а потом столько же пилить обратно. Вот ударилось же папочке по башке выдать меня замуж за этого Каваллоне-сан.
— Ну вот. — Чиэра вздохнула.
Отказ Михо составить ей компании неожиданно расстроил сильнее, чем она предполагала. Выходило, что она на Новый год вообще должна была остаться в одиночестве, а от идеи потащить дочку на ночной сеанс она отказалась на моменте её зарождения. Дочка железно должна была остаться у одной знакомой, которая собирала целую кучу детей для проведения домашнего мини-праздника с Сантой и подарками. И кто бы знал, как Чиэра была ей благодарна за возможность прийти домой после рабочего дня, упасть лицом в подушку и проспать всё на свете. На организацию мало-мальски сносного Нового года у неё не оставалось ни сил, ни ресурсов, а лишать ребёнка нужного количества положительных впечатлений было просто кощунственно.
— Пригласи Гокудеру, — внезапно предложила Михо.
— С ума сошла? — опешила Чиэра, мгновенно отвлекшись от не самых весёлых мыслей. — Он сперва рассмеётся, потом обматерит меня, а потом снова рассмеётся. Я пока себя слишком люблю, чтобы добровольно приколачиваться к столбу позора.
Михо недоверчиво фыркнула, закинув ногу на ногу, и покачала головой.
По счастью, утро выдалось довольно безлюдным: Гокудера носился где-то за пределами особняка, песоча очередных недобросовестных подрядчиков, поэтому подруги без особого напряга умудрились и кофе выпить в тишине и спокойствии, и поболтать на самые разные темы.
— Да брось ты, не Цербер же он, в самом деле, не покусает. Ну откажет тебе вежливым матом, подумаешь. Как будто ты за это время не привыкла к его нецензурному способу вести беседы.
Чиэра вздохнула. В словах Михо, конечно, был резон… но идти к начальнику и приглашать его — святые обогреватели! — в кино? До такого Чиэра вряд ли доросла. Ноги подкашивались даже в мыслях, так что в режиме реального времени велик был шанс нахрен свалиться в обморок где-то на полпути к его столу.
— Я лучше схожу одна, — бледно улыбнулась Чиэра, пожав плечами. — Не сильно-то много потеряю. Тем более билеты дают пропуск в vip-зону, так что если фильм не понравится — хоть высплюсь на удобном диване, а синьор Гокудера не оценит, если я упаду мордой ему на плечо и напускаю слюней на дорогущий пиджак.
— Падай на колени — в чём проблема, — пожала плечами Михо, отправив в рот дольку мандарина. — Это он ну по-любому оценит по достоинству… Да шучу я, шучу, выключи огнетушитель!
— Чтоб тебе свитер с портретом будущего мужа подарили! — в сердцах пожелала Чиэра и, вздохнув, включила монитор. Список поручений от Гокудеры всё ещё находился в стадии начала, так что к его возвращению нужно было сделать хотя бы треть, а лучше — половину, поэтому терять время на всякие посторонние мысли не следовало.
Михо, бестолково пошатавшись по приёмной ещё с полчаса, узрела, наконец, в окне Ямамото и счастливо унеслась, заявив, что пойдёт тренироваться, пока есть свободный час. Проводив её спину взглядом, Чиэра подпёрла рукой подбородок и тоскливо уставилась в потолок.
А может, всё-таки стоило рискнуть?..

***

Предновогодний день выдался таким ураганным, что к вечеру Чиэра чувствовала себя развалившимся на кирпичики набором «Лего». Уставившись на электронные часы, которые показывали половину одиннадцатого, она практически улеглась на стол.
— Заебали-и-и! — носясь по кабинету и периодически набирая то один, то другой номер, выл Гокудера. — Ну до чего же твари, блядь! Предновогодний вечер, а они решил, что у них уже каникулы! Никто трубки не берёт! Суки-и-и-и!
Чиэра не знала, кто там так сильно оплошал, разозлив начальника до состояния белого каления, но всё равно мысленно сочувствовала им, потому что с него сталось бы заявиться среди ночи прямо к ним домой и устроить Холокост, не отходя от кассы. Ей же оставалось только дожить до одиннадцати, а там можно было вызывать такси и ехать в центр, чтобы посетить, наконец, злополучное кино, на которое она всё-таки решила идти одна.
Снова посмотрев на часы, Чиэра медленно моргнула. Этот день высосал из неё последние силы, но сдаваться усталости она так просто не собиралась. Дело ли — подводить Луки, которая потребовала подробнейшего отчёта о сеансе.
— Всё! — обречённо прорычал Гокудера, вновь привлекая к себе внимание. Он упёрся руками в столешницу и, опустив голову, напряжённо выдохнул. — Завтра я их всех урою, так что будет не лишним с утра позвонить в ритуальную службу и заказать три… нет, пять гробов. Пусть в новогоднюю ночь крышками перестукиваются и зубами, уёбки.
— Будет сделано, — на автомате отозвалась Чиэра.
— Знаешь, — снова подал голос Гокудера, — ты пока единственный человек, которого я уже целых восемь часов не хочу убить с особой жестокостью. Надо, наверное, выписать тебе премию.
«Достижение!» — насмешливо хихикнул внутренний голос. Чиэра смущённо улыбнулась. Комплимент был, конечно, весьма сомнительным, но из уст Гокудеры даже «пошлавжопу», сказанное на полтона ниже, считалось величайшим снисхождением.
— Синьор Гокудера, — едва шевеля языком, пробормотала Чиэра, намереваясь поблагодарить начальника за похвалу, — а не хотите сходить в кино сегодня? У меня как раз есть лишний билет.
На несколько секунд в кабинете стало непроницаемо тихо. Чиэра моргнула раз, второй и лишь затем осознала, что именно произнесла. Где-то под желудком взорвалась ядерная бомба, надавив сразу на все внутренние органы, из-за чего почти безудержно потянуло в туалет. Впившись неверящим взглядом в изумлённо молчащего Гокудеру, Чиэра открыла уже рот, чтобы выпалить «извинитеящасописаюсьпроститенебейтенеругайте!», но он внезапно громко фыркнул и выпрямился. Схватив валяющуюся под рукой на столешнице пачку сигарет, он провёл ладонью по голове и с лёгким оттенком нервозности произнёс:
— А хули б нет! Во сколько сеанс?
Челюсть Чиэры гулко стукнулась об пол. Потратив несколько секунд на то, чтобы прийти в себя, она дрожащими руками нащупала в сумке билеты и, с трудом фокусируя взгляд, проблеяла:
— В полночь.
Кивнув, Гокудера прикурил сигарету, выпустил в потолок густую струю дыма и командным голосом распорядился:
— Я пойду в гараж за машиной, через десять минут выходи. — Бодро зашагав к двери, он на самом пороге остановился и с тяжёлым вздохом процедил: — Только не копайся, а то вместо премии я выпишу тебе пиздюлей.
Лязгнув зубами в унисон с хлопком двери, Чиэра с минуту просидела в глубокой прострации, затем вскочила и ураганом пронеслась по кабинету, собираясь и попутно пытаясь привести волосы и макияж в надлежащий вид. После рабочего дня она всё равно выглядела пережёванной подошвой, но самовнушение всегда было весьма полезной штукой, поэтому под мантру «япиздецкрасивая!» удалось выскочить почти вовремя — автомобиль Гокудеры как раз остановился на подъездной дороге.
Не сильно грациозно забравшись в салон, Чиэра полной грудью вдохнула запах дорогой кожи, лавандового освежителя и весьма концентрированного одеколона Гокудеры и осознала, что попала как индюшка в бульон. Ловушка из окруживших её ароматов захлопнулась, и теперь ближайшие полчаса ей предстояло провести рядом с мужчиной мечты, плавая где-то между реальностью и вымыслом.
— Говори, куда ехать, — приказал Гокудера и с непередаваемой бережливостью огладил рукой рычаг переключения скоростей.
У Чиэры пересохло во рту.
— Центр… центральный развлекательный комплекс, — пискнула она и торопливо отвернулась, решив, что пейзаж за окном должен помочь ей расслабиться.
Но не тут-то было.
— Ёбтвою! — ругнулся Гокудера и, перегнувшись через пассажирское кресло, протянул руку так, что манжета его пиджака почти вытерла нос затаившей дыхание Чиэры. — Ты никогда в машинах не ездила, что ли? Пристегнись, дурища!
Завороженно глядя на его руку, Чиэра несколько раз ущипнула себя за бедро, но осознать весь смысл произнесённой фразы так и не смогла. Лишь когда перед лицом шурша натянулся гладкий ремень безопасности, она с трудом сглотнула и бледно улыбнулась.
— Спасибо.
Гокудера недовольно цыкнул, закатив глаза. Пробормотав что-то про глупых женщин, он снова обхватил пальцами рычаг переключения скоростей, сотворив Чиэре очередной микроинфаркт, и плавно вдавил педаль газа в пол. Автомобиль, сыто заурчав, послушно двинулся вперёд, а Чиэра мысленно простилась с рассудком, круглыми глазами глядя в простирающуюся за лобовым стеклом темноту. Близость Гокудеры, его запах и эмоции, которые спешно хлынули за треснувший барьер эмпатии, надолго выбили её из колеи, так что оставалась одна надежда — что удастся собраться до приезда в кинотеатр, иначе она просто не сможет предоставить Луки затребованный отчёт о фильме.

***

Иногда Гокудера думает, что лучшее успокоительное для него — бутылка виски, уединение и блок сигарет. Его квартира, конечно, вряд ли может похвастаться уютом, потому что холостяцкая жизнь и вечная занятость не позволяют вплотную заняться созданием нужной атмосферы. Однако есть одна комната, которую Гокудера никогда не станет менять, даже если женится и захочет привести жилище в более-менее домашний вид. Это лоджия с огромными — от пола до потолка — окнами, открывающая такой невероятный панорамный вид, что любой, даже самый пасмурный день кажется живописнейшим полотном. Гокудера обожает запираться там и сидеть часами, наблюдая за происходящим снаружи и приводя в порядок расшатанные нервы, когда, разумеется, выпадает такая возможность…
Но сейчас Гокудера готов продать душу самому Сатане за возможность отделиться от собственного одиночества хотя бы на один вечер. И Чиэра с её своевременным предложением попадается как раз кстати.
Гокудера сжимает зубами фильтр сигареты и скашивает глаза, наблюдая за напряжённо молчащей помощницей. У неё утомлённый взбудораженный вид, придающий ей сходство с воробьём, но, как ни странно, благодаря этому она выглядит чрезвычайно мило, особенно когда пытается моргать в такт с играющей музыкой, чтобы не уснуть.
Гокудера не спрашивает, откуда у неё билеты на ночной сеанс, и ему это, признаться, глубоко до одного места, но мысль, что у неё должно было состояться свидание с кем-то другим, всё равно неприятно царапает горло. Есть, конечно, шанс, что она хотела пойти в кино со своими закадычными придурочными подругами, но их-то трое в общей сумме, а билета всего два. Нестыковочка.
— Что за фильм-то? — устав слушать радио, спрашивает Гокудера.
Чиэра изумлённо моргает, пытаясь, видимо, осознать, что к ней обращаются, а потом неуверенно улыбается, пожимая плечами.
— Кажется, называется «Букет незабудок». Больше ничего не могу сказать — совсем не было времени посмотреть, о чём он.
Гокудера кривит губы, думая, что в девяти случаях из десяти женская логика ему всё же недоступна. И его помощница — первое тому доказательство. Ну как можно было взять билеты на фильм, о котором не имеешь ни малейшего представления?
— Это не я! — торопливо оправдывается Чиэра, поняв, видимо, ход его мыслей. — В смысле, билеты вообще не мне предназначались. Мне они достались случайно.
— Везение? — хмыкает Гокудера, туша окурок в пепельнице.
Чиэра снова пожимает плечами. Она настолько очевидно обескуражена, что становится немного смешно. Но это ерунда по сравнению с мыслью, что им предстоит провести порядка двух часов в тёмном зале, находясь в считанных сантиметрах друг от друга.
Поморщившись, Гокудера аккуратно выводит автомобиль на поворот и с нарастающим волнением замечает огни развлекательного комплекса, где им предстоит провести вечер вдвоём.
«Почти свидание», — ехидно думает он, паркуясь на свободном месте.
Чиэра молчит как рыба об лёд. Её бледное лицо остаётся практически непроницаемым. Складывается впечатление, будто её совершенно не волнует предстоящее приключение.
Гокудера некстати вспоминает Японию и Отель любви и мрачнеет. Та встряска выдавила из него все возможные соки, больше он подобного не перенесёт: либо сорвётся и изнасилует кого-нибудь, либо возьмёт отпуск и проведёт его от первого до последнего дня в борделе, забив на дела и прочий геморрой. Последнее, кстати, кажется не таким уж плохим решением, особенно учитывая общее состояние усталости.
— Успеваем? — бросает Гокудера, глянув на переливающееся всеми цветами радуги здание комплекса. Кинотеатр ожидаемо находится на последнем этаже, о чём свидетельствует яркая вывеска с названием «Синема Люмьер».
— У нас десять минут, — без запинки рапортует Чиэра, и губы Гокудеры невольно расползаются в усмешке. Временами она поражает его так, как не может никто. И это, наверное, является плюсом, хотя, учитывая полное нежелание Гокудеры обрастать привязанностями и остепеняться, некоторые негативные моменты тут тоже присутствуют. Но плюсов всё же больше. Это приятно.
Кинотеатр оказывается весьма неплохим: просторное фойе пропитано запахами попкорна и газировки; услужливый персонал вежливо направляет людей, споро расталкивая их по залам или провожая в кафе; обстановка радует глаз и слух ненавязчивыми сочетаниями цветов и музыки.
Гокудера расслабленно ведёт плечами, стараясь влиться в здешнюю атмосферу, и быстрым взглядом окидывает стены, ища плакат с названием нужного фильма. Однако тут и там висят афиши со всякими блокбастерами, смешными мультиками и зрелищными драмами, от которых, как гласит реклама, дух должно захватывать, но ни на одном, как ни странно, не значится названия «Букет незабудок».
Приподняв бровь, Гокудера оглядывается на судорожно копающуюся в сумочке Чиэру и останавливается.
— Не забыла билеты?
— Н-нет, — бормочет та и расслабленно выдыхает, обнаружив пропажу. — Идёмте, у нас третий зал.
Шагнув в тёмное помещение, Гокудера едва не спотыкается о первую ступеньку. Успев вовремя остановиться, он переводит дух и тут же скрипит зубами, когда в его спину с размаху врезается полуслепая от резкой смены освещения Чиэра.
— Ой!
Глаза Гокудеры более-менее привыкают к мраку, поэтому он в один присест находит взглядом нужный ряд, затем протягивает руку назад и шипит, не разжимая зубов:
— Держись!
Чиэра сомневается несколько секунд, а потом всё-таки нерешительно обхватывает его ладонь ледяными пальцами. У него мороз идёт по коже, но отдёргивать руку — не самый вежливый поступок, поэтому приходится крепче стиснуть её ладонь и двинуться вперёд. Чиэра, спотыкаясь, неуверенно плетётся следом.
— Vip-зона, — нервно говорит Гокудера, оглядывая заставленный удобными диванами зал. Здесь можно без особого стеснения вытянуть ноги, развалиться и вообразить, что находишься в дома, потому что подушки под спиной и прорва свободного места позволяют хоть джигу танцевать — никому это не причинит ни малейшего неудобства.
— Ага, — отзывается Чиэра, ёрзая рядом. Она прижимает к груди сумку и старается смотреть в сторону большого экрана, хотя там пока показывают только рекламу и трейлеры других фильмов.
— Так откуда, говоришь, тебе перепали билеты? — Гокудера почти со стоном откидывается на большую мягкую подушку, думая, что теперь главное — не уснуть посреди фильма. Он, конечно, не такой уж киноман, поэтому не испытывает фанатичного восторга от просмотра очередной ленты, но храпеть и пускать слюни ему как-то не сильно хочется.
— Луки отдала, — говорит Чиэра, тоже более-менее расслабленно устроившись рядом.
Гокудера хмурится, складывая в уме два и два.
— Знаешь, у меня сейчас неприятное ощущение дежа-вю. — Чиэра моргает сломанной куклой, продолжая сверлить глазами экран, и в голову Гокудеры мгновенно закрадываются нехорошие предчувствия. — Надеюсь, в связке «Луки отдала билеты» не присутствует «которые ей купил Ямамото»?
Чиэра краснеет так, что это становится заметно даже в темноте. Гокудера чувствует, как у него пересыхает во рту. Тяжело сглотнув, он враз отупевшим взглядом вперивается в экран и уже не сомневается — жопе быть. Однозначно.
— Я сейчас охуею от шока, если фильм окажется всего лишь доброй мелодраматичной комедией. — Он снова смотрит на Чиэру. — Какие там жанры нравятся Луки?
Та судорожно вздыхает и бледно улыбается. Экран в это же время мигает, сменяясь картинкой с предупреждением, что детям до шестнадцати данную ленту смотреть запрещается. Гокудера давит истеричный смех, медленно осознавая, что ебучая ирония судьбы под названием «Ямамото подосрал от души» снова становится актуальной как никогда. Видимо, полученные после поездки в Японию пиздюли впрок ему не пошли.
— Да ладно, — нервно смеётся Чиэра и округляет глаза, когда на экране появляется мрачная заброшенная деревня, а следом за этим раздаётся леденящий душу женский вопль. — Луки сама понятия не имела, что это за фильм. И тем более она не знала, что заболеет так некстати.
Гокудера вжимается в спинку дивана, следя взглядом за бегущей по полю девушкой, которая улепётывает от какого-то маньяка. Он ненавидит фильмы ужасов и триллеры, потому что мафиозная жизнь и так пестрит разного рода страшными картинами, поэтому предстоящий двухчасовой запил на нервы действует на него в крайней степени удручающе. Если не сказать крепче.
— Напомни мне испытать на бейсбольном придурке все те ужасы, что мы увидим сейчас в кино.
Чиэра кивает и взвизгивает, когда девицу на экране перерубают огромной косой. Гокудера краем глаза видит, как она съёживается от страха, и думает, что они раз за разом попадают впросак из-за некоторых долбоёбов. Видимо, следует как-то компенсировать сегодняшнюю растрату нервных клеток. И ответит за это Ямамото Такеши. Ох, как же он ответит за весь тот пиздец, на который обрёк их. Снова.
На протяжении всего фильма Гокудера старается не дышать. Он не вздрагивает, не матерится сквозь зубы, когда из-за поворота выпрыгивает очередной маньяк или монстр, но и не дышит, потому что знает — если он втянет носом чуть больше воздуха, выйдет тот потом наружу с таким рёвом, что обоссытся половина зала, который, к слову, почти доверху забит парочками. Видимо, бейсбольный придурок рассчитывал на кое-какие определённые привилегии, но его сопливая проблема заболела и тем порушила все далекоидущие планы. Зато Гокудера огребает сполна и за него, и за себя, и за того парня, который сидит двумя рядами ниже и визжит громче, чем его девушка.
Чиэра трясётся как осиновый лист. Она вскрикивает, судорожно сжимает пальцами обивку дивана, но, тем не менее, старается держать себя в руках. Видимо, думает Гокудера, чтобы сохранить репутацию. Иной причины он не видит, ведь, если рассуждать хладнокровно, фильм действительно страшный, несмотря на довольно равнодушное отношение Гокудеры к этому жанру. Ямамото, чёрт бы его подрал, постарался на славу.
Когда время показа переваливает за половину, знаменуя близящийся конец постепенно открывающейся личиной главного злодея, Гокудера едва заметно расслабляется. Он мысленно считает минуты, абстрагируясь от толпы, поэтому когда в его руку вцепляются сведённые судорогой пальцы, он почти подскакивает.
— Какого хуя?! — возмущённо рыкает он, повернув голову, и всё-таки вздрагивает, натолкнувшись на полный тоски измученный взгляд Чиэры.
— Из-звините, — хрипит она, но рук всё равно не разжимает, продолжая вжиматься в его плечо грудью.
Гокудера изумлённо вздёргивает брови, мысленно оценив находчивость Ямамото и на целую треть остыв в желании оторвать ему голову. Наверное, парни идут на эту медленную пытку только ради того, чтобы их девушки, ища защиты от пут страха, прыгали к ним в объятия. Иначе за каким хуем идти в кино, чтобы на тебя с экрана рычала и прыгала всякая страшная поебень?! Это же никаких нервов не напасёшься!
— Если устала, можем уйти, — говорит Гокудера, стараясь не слишком откровенно наслаждаться сложившейся ситуацией.
Чиэра кивает так истово, что его губы невольно растягиваются в усмешке. Он поднимается, шикает на возмущённо затарахтевшего зрителя, которому, видите ли, экран загораживают, и снова крепко обхватывает пальцы Чиэры, чтобы помочь ей спуститься в потёмках. По телу проносится волна мурашек, когда она берётся за его ладонь двумя руками, и Гокудера торопится вниз, чтобы не передумать на полпути и не потащить её обратно.
На улице они оказываются спустя пару минут. Свежий воздух приятно щекочет ноздри, а ночная прохлада мгновенно забирается под полы пиджака. Гокудера с наслаждением вдыхает и выдыхает, чувствуя себя заново родившимся, и поворачивается к замершей в неподвижности Чиэре.
— Ну как тебе фильм? — ехидно спрашивает он, прекрасно зная ответ.
— Ничего так, — неуверенно улыбается та, пытаясь, видимо, хоть как-то ретироваться в его глазах. — Немного страшнее, чем я рассчитывала, но всё равно довольно интересный…
Гокудера закатывает глаза. Вот упрямая бестолочь.
— Ну да, — недоверчиво хмыкает он. — То-то ты мне всю руку смяла. Кстати, можешь уже отпускать.
Чиэра отпрыгивает от Гокудеры так, словно он ошпаривает её кипятком. Смущённо пробормотав извинения, она переплетает пальцы в замок и потерянно опускает взгляд, боясь, видимо, увидеть в его глазах осуждение. Однако Гокудере, на самом деле, смешно. И от её реакции, и от ситуации. Его терзает мутное сомнение, что он просто перетрудился, если не стал орать на неё за такой косяк, но, с другой стороны, она же его силком не тащила. Он сам согласился.
— Идём. Пора домой и спать. Завтра такая срака предстоит, что лучше хоть немного выспаться, а то нахуй в кому впадём прямо за рабочими столами. — Гокудера кивает в сторону расположенной неподалёку стоянки и, не дожидаясь ответа, уверенно идёт туда. Судя по раздавшимся в следующую секунду шаркающим шагам, Чиэра не сильно долго сомневается.
В принципе, путь до автомобиля не занимает и двух минут, однако когда Гокудера мысленно прощается с надоевшей одеждой и почти ныряет с головой под одеяло, откуда-то сзади слышится заунывный вой, а затем в спину врезается что-то визжащее и крайне истеричное. Гокудера невольно спотыкается, сбиваясь с шага, и почти падает, но каким-то чудом всё же удерживается на ногах. Повернувшись, он раздражённо кривится, чувствуя на языке жгучие ругательства, которые так и просятся наружу, но обидные слова так и не просачиваются сквозь стиснутые зубы, потому что вид Чиэры, её лихорадочно блестящие глаза и чуть приоткрытые в ужасе губы делают из него безвольный кусок инстинктов. Она так доверчиво вжимается в него всем телом, ища поддержки, что мирно дрыхнущий внутри Тарзан просыпается и мгновенно начинает рвать на груди майку, желая оберегать и защищать свою женщину от любых напастей, даже если они мирно копошатся только в её голове.
«Свою женщину, пха», — передёрнув плечами, думает Гокудера. Он не питает иллюзий относительно их взаимоотношений, но собачья преданность Чиэры всё равно греет его изнутри, создавая из тривиальных рабочих моментов что-то куда более приятное.
— Ёбтвою! — выдыхает Гокудера, проводя свободной рукой по волосам, чтобы скрыть лёгкое смятение. — Тебя за жопу маньяк укусил или что?
Чиэра мотает головой, продолжая трястись от испуга, и он мысленно пинает себя под зад, чтобы выключить режим Тарзана и вновь стать собой. Получается довольно условно, но теперь хотя бы не так сильно тянет прижать её к груди и начать успокаивать. Гокудера мельком думает, что всё равно не умеет это делать.
— С тобой одни проблемы! — раздражённо выплёвывает он, отвернувшись. — Шевелись уже, а то вдруг сейчас на нас орда зомби нападёт — чем хер не шутит.
Чиэра крепче сжимает его руку и делает шаг вперёд, затем ещё и ещё один. Гокудера почти без ехидства мысленно поздравляет её с таким прорывом, а потом щёлкает брелком сигнализации. Мирно стоящий на одном из парковочных мест джип приветливо сверкает фарами.
— Извините, — бесцветно говорит Чиэра, когда они останавливаются возле капота. — Там сзади просто… ну… там что-то было.
— Всего лишь Франкенштейн и около сотни кровожадных оборотней, — ядовито отвечает Гокудера. — А ты испугалась, будто там просранный кем-то из бухгалтерии годовой отчёт.
Чиэра неожиданно хрюкает от смеха, и он чувствует, как в желудке образовывается сосущая пустота. Это дико — испытывать что-то подобное к человеку, которого день за днём шпыняешь так, что синяки с его задницы наверняка не сходят месяцами. Но, вопреки любой логике, Гокудера чувствует, ещё как чувствует. Чёрт подери, да была бы его воля — он повёз бы Чиэру к себе, чтобы всю ночь доказывать, что никаких страшилок не существует!
Снова передёрнув плечами, Гокудера кашляет в кулак и без лишних слов садится за руль. Ему срочно нужно в душ.

***

Сказать, что Чиэра проснулась разбитой, — значило не сказать ничего. Ей всю ночь снилась такая жуткая чепуха, что по пробуждению сложилось впечатление, будто она не отдыхала ни единой минуты. А всё из-за того, что она в очередной раз подставилась сама и подставила своего начальника посредством излишней доверчивости.
Тяжко вздохнув, Чиэра сползла с кровати и, почёсывая поясницу, уныло поплелась в ванную. Взяв с собой мобильный, она написала Луки смс, что фильм оказался сущим адом, и взялась за зубную щётку, однако приступить к утренним процедурам ей не позволил раздавшийся почти сразу же звонок. Увидев знакомое лицо на дисплее, Чиэра вздёрнула брови и нажала на кнопку принятия вызова.
— Ты всю ночь караулила сообщение?
Луки хрипло захихикала, заставив её снова покрыться мурашками. Именно так в фильме смеялся один из призраков перед тем, как убивал своих жертв.
— Из-за постоянного кашля я практически не сплю, так что твоя смска как раз совпала с очередным приступом. — Луки, словно в подтверждение своих слов, закашлялась, и Чиэра испытала укол совести. — Ну, рассказывай, как сходили.
— Ну, — Чиэра посомневалась немного, а затем обречённо выдохнула, — вполне милое название фильма совершенно не совпало с его содержимым.
— Неужели триллер? — изумилась Луки.
— Или ужасы — я в них всё равно не разбираюсь. Я чуть в штаны не наложила на первых же пяти минутах, а уж когда мы с синьором Гокудерой вышли на улицу, я и вовсе почти…
— Что?! — взревела Луки, прервав жалобные излияния. — С каких это пор ты Михо синьором Гокудерой стала звать?!
Чиэра возвела глаза к потолку, затем глянула на часы и решила, что для обстоятельного рассказа у неё есть ровно десять минут. Решив не тратить время попусту, она быстро обрисовала ситуацию, не забыв упомянуть свой позорный прыжок на начальника с попыткой вскарабкаться ему на голову из-за подозрительного звука. Луки ахала, давилась смехом и заходилась приступами кашля, но так ни разу и не перебила, дождавшись финального:
— Высадив меня у дома, синьор Гокудера строго-настрого запретил верить и тебе, и синьору Ямамото, а то, цитирую, «если белобрысая бестолочь ещё может проканать за паиньку, бейсбольный придурок стопроцентно нарывается на мордобой». Так что если я хочу сохранить худой мир, мне следует крайне осмотрительно относиться к любым вашим предложениям.
— С ума сойти, — заключила Луки, продолжая то ли хрипеть, то ли пакостно хихикать. — И как у тебя ощущения после вашего… ну… свидания?
Чиэра, выплюнув пену изо рта, недоверчиво покосилась на трубку.
— У тебя точно простуда, а не слабоумие? — ехидно уточнила она, расчёсываясь.
— Нет, не припомню, чтобы ты меня кусала, — не менее ехидно парировала Луки. — Неужели ты думаешь, будто я поверю, что ты ни разу не подумала о свидании, когда сидела рядом с мужчиной своей мечты плечом к плечу?
Чиэра прикусила язык. Ну естественно она о таком думала! Она думала об этом на протяжении всей дороги, а потом начался фильм… и всё, мысли рассосались по углам, придавленные страхом.
— Всё-то ты знаешь, — вздохнула она, втискиваясь в юбку. — Не знаю уж, что у нас было вчера, но закончилось оно, как я и сказала, весьма плачевно.
— Горе ты луковое, — хмыкнула Луки. — Не переживай, в следующий раз я скажу синьору Ямамото, что обожаю романтические комедии, а сама сбагрю билеты тебе, чтобы комар носа не подточил.
— А потом нас дружно прикопает в палисаднике синьор Гокудера, — засмеялась Чиэра. — Надо придумать новый план, гений, иначе быть нам всем персонажами фильма про офисного маньяка, вооружённого степлером и дыроколом.
— Знаешь, а ведь получился бы солидный такой триллер, — деловито произнесла Луки.
— Ну да. — Чиэра фыркнула и вздрогнула, когда телефон завибрировал, оповещая о втором входящем вызове. — Лулу, повиси немного, мне тут как раз главный персонаж грядущего бытового ужастика звонит. — Щёлкнув нужной клавишей, она глубоко вздохнула и бодро произнесла: — Слушаю!
— Ты готова? — вместо приветствия спросил Гокудера.
Изумлённо глянув на часы и удостоверившись, что времени ещё предостаточно, Чиэра досадливо скривилась и мысленно распрощалась с ароматной кружкой кофе, потому что начальство звонило ей только в одном случае: когда срочно желало видеть её возле своего стола с пачкой выполненных поручений.
— Абсолютно. Через полчаса буду.
— Сдурела?! Какие полчаса? Немедленно спускайся! — раздражённо рявкнул Гокудера.
Ошарашенно заморгав, Чиэра открыла рот, чтобы удостовериться не покусала ли она вчера вместо Луки Гокудеру, заразив того слабоумием, но здравый смысл сказал ей заткнуться и выглянуть в окно. Увиденное заставило её отпрянуть в ужасе и заметаться по комнате в поисках ключей-кошелька-обуви-блятьдокументов и сумочки.
— Ну?! — нетерпеливо рыкнул динамик.
— Я уже спускаюсь! — выпалила Чиэра и, совсем позабыв про висящую на том конце провода Луки, отключилась.
Быстро мазнув по губам блеском, она посмотрела на своё перекошенное лицо в отражении и сокрушённо покачала головой. Гокудера наверняка офигеет, увидев её такой.
Хотя…
Плюхнувшись на пассажирское сидение, Чиэра шумно выдохнула и неуверенно посмотрела на мрачно молчащего Гокудеру.
— Спасибо, что заехали за мной. Не следовало… наверное…
Хмыкнув, тот сжал зубами фильтр сигареты, из-за чего его губы искривились то ли в улыбке, то ли в усмешке.
— Это исключительный случай. Я просто проезжал мимо. — Гокудера положил руку на рычаг переключения скоростей, и у Чиэры снова пересохло во рту.
— Понятно. — Она отвернулась к окну, давя унылый вздох.
Кто бы сомневался.
— К тому же, — неожиданно продолжил Гокудера, привлекая её внимание, — вдруг тебя привидения по пути на работу сожрут. Я же сдохну в одиночку заканчивать все висящие дела.
Чиэра круглыми от шока глазами уставилась на него, пытаясь понять — издевка это или же нет, однако Гокудера больше не добавил ни слова, оставив её в состоянии, больше похожем на прострацию.
Снова уставившись в окно на пролетающие мимо дома, Чиэра сжала губы, давя улыбку. Синьор Гокудера всегда был задницей, сухарём и довольно жутким начальником, однако одного у него было не отнять — он по-прежнему оставался мужчиной её мечты, что бы ни случалось.

@темы: Katekyo Hitman Reborn!, Гокудера, Скуало, Ямамото, мини, фанфик

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки на колготках

главная